Вот он, очередная крепкая шишечка, или орешек, или пупырыш Джо, падает, простреленный неким мерзавцем навылет сто тысяч раз. Но встает и позвякивая разрывной пулей, случайно не взорвавшейся в его черепе, убивает, из случайно найденного на полу пистолета, бандита. И пробует уйти, чтобы успокоить свою визжащую подружку. И зрители с ним в этом солидарны...

Но бандитская сволочная маньячная харя, к искреннему огорчению зрителей, не позволяет ему этого сделать. Она, харя, привстает - удивленный зритель дружно роняет попкорн на пол - и опять простреливает героя. Простреливает, тоже случайно найденным на полу пистолетом. За те, сто сорок восемь секунд, что умирающий герой корчится в агонии, некоторые зрители успевают сбегать в туалет. Вернувшись они застают павшего павшим. Но не долго ему оставаться таким...

Умерший ужасной корчащейся смертью герой, открывает левый геройский свой глаз, потом нащупывает простреленной своей правой рукой, опять же случайно, и весьма кстати, утерянный неизвестным прохожим револьвер и пристреливает расслабившегося бандита, который как раз идет, чтобы заткнуть глотку продолжающей оглушительно визжать, подружке героя. И зрители в этом со злодеем были солидарны, но... Но, простреленный злодей уже корчится в агонии и очередная партия не успевших пописать зрителей, может успеть сбегать в туалет. Возвратившись, они, во всех смыслах, с облегчением, могут наблюдать, как долго и трудно встает насквозь простреленный наш герой. Позвякивая неразорвавшейся разрывной пулей в черепной коробке он, переступает через распростертое маньячное простреленное тело, наконец то подходит к визжащей своей подружке и произносит нечто, или вернее то, что просто обязан сказать любой нормальный герой в конце боевика. Сущую безделицу, претендующую на юмор, которая должна оттенить геройские черты героя.

- И все таки ожидается дождь! - произносит герой.

Не ожидавшая такого остроумия от героя, его визжащая подружка, наконец то замолкает. Теперь отдельные зрители наконец-то смогут достать из ушей предусмотрительно припрятанный там на этот случай, попкорн.

- Как кстати я забыла зонтик! - произносит героиня, не уступая герою в остроумии.

И наша счастливая парочка направляется прочь. Вдаль. За полицейские кордоны и патрули. Которые предусмотрительно не ввязывались в перестрелку, ожидая чем дело кончится.

Но, в двух кварталах от места перестрелки, из-за угла некоего дома, опять выпрыгивает весь чрезвычайно простреленный маньячина и нахально заявляет всем:

- Плевать я хотел на ваш зонтик!

Героиня вновь принимается визжать. Причем включается она так неожиданно и с такой энергией, что: А) большая часть зрителей кинозала, принимается торопливо шарить в опустевших пакетах, в поисках последних крупиц попкорна; Б) меньшая, но не пописавшая половина зрителей, понимает, что на этом сеансе в туалет им сбегать не суждено; В) самая маленькая и самая впечатлительная часть зрителей, со всей определенностью осознает, что им это уже, собственно и незачем.

Итак - героиня визжит. И это естественно - обещанного зонтика ей не видать, как своих ушей. Потому, что она наблюдает, как на её глазах мерзавец, опять пристреливает героя, пупырыша Джо. На этот раз очень тщательно пристреливает. Прицельно. Восемь пуль в голову. Не подозревая, что эта контрольная серия не заденет там ничего жизненно важного. Так как, ничего, кроме болтающейся разрывной пули, внутри черепа героя нет.

И злодей вновь направляется к подружке героя, чтобы уж на этот раз наверняка, окончательно и навсегда, заткнуть ей глотку. И зрители с ним вполне солидарны. Но, уже догадываются, что заставить героиню заткнуться, злодею не удастся, так как он совершенно не умеет ставить женщин в тупик замысловатыми репликами. И заранее сочувствуют ему. И правильно делают, что сочувствуют.

Потому, что раскалившаяся от многочисленных рикошетов пуль, выпущенных злодеем в голову героя, (при помощи компьютерной графики мы можем наблюдать за этим физическим процессом соприкосновения и трения) та самая разрывная пуля, доселе без всякой пользы болтавшаяся внутри черепа героя, вдруг детонирует, выстреливает и вылетев из черепной коробки героя через ушной протез (память об гинтагилской операции) попадает в спусковую кнопку, случайно утерянного рассеянным прохожим гранатомета валяющегося неподалеку.

Граната с отвратительным мерзким скрипом и скрежетом, как бы нехотя, медленно и неторопливо, пронзает воздушное пространство и разносит замешкавшийся организм злодея вдребезги, на малюсенькие кусочки и капельки... И вот незадача! Разлетающийся на нано-капельки злодей, в процессе своего неспешно замедленного разделения на микрофрагменты, нечаянно забрызгивает подружке героя, платье.

- Кажется дождь начинается... - произносит героиня, свою вторую реплику в этом фильме.

- Вот видишь, дорогая! - произносит герой, приближаясь к своей подружке: - Был бы зонтик, тебя бы не обрызгало!

Сраженная заботой героя, подружка, бросается ему на грудь. Они целуются.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

карандаш