Бахмач и Долговязый сидели спиной к Кольке, а между ними светился экран небольшого переносного компьютера. Колька скверно разбирался в современной механике - технике, но не на столько, чтобы не понять, что это ноутбук. И там на его экране виднелась картинка. Маленькая, не разглядеть...

- Глубоко копает пенсионер – не ожидал... - произнес Бахмач и нажал клавишу на клавиатуре. Изображение увеличилось. Теперь Колька мог видеть его во всех подробностях – это была похожая на брошь, или на какое-то другое украшение, непонятная штука, с женщиной на картинке. В руках женщина держала младенца.

- Не понимаю, почему ты так напрягаешься… – произнес Долговязый.
- Не понимаешь? Так это же того пацаненка вещица…Ну, который, еще в окно сиганул. Да что ты, Шуша, непонятки разводишь, в натуре! Как будто ты был не при делах!
- Того самого пацаненка? С чего ты взял, Бах? Да брось, когда это было… - не поверил Шуша.
- С того и взял, что я помню, а вот у тебя башка дырявая…
Долговязый обиженно засопел…

"Ладанка! - Вдруг само собой, без всякого усилия с его стороны, всплыло нужное слово в Колькиной голове, - Это ладанка! Моя ладанка?!"
Почему он так решил? Колька не мог ответить на этот вопрос, но в том, что эта штука называлась ладанкой и принадлежала ему, он ничуть не сомневался. Он помнил - она висела на желтенькой... золотой цепочке у него на шее. Она раскачивалась на его груди. Она мешала ему, когда он гонял с мальчишками в футбол, когда провернувшись, оказывалась у него на спине…
Колька попятился от машины, запнулся и неловко плюхнулся на дорогу.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

карандаш