- Так что мне опять туда лезть?! - возмутился долговязый Шуша.
- Немедленно! – приказал Бахмач.

Перепуганный Колька, на четвереньках, прижимаясь к зарослям бурьяна, бросился прочь от машины. Как будто этот приказ Бахмача относился к нему!

Колька не знал, что обозначает слово «киднепинг», но злой беспощадный голос Бахмача, вселил в него такой страх, что он готов был немедленно броситься наутек. Просто, куда глаза глядят! И, наверное, он так бы и поступил, если бы не наткнулся на Вилька. Тот стоял подбоченясь и с любопытством наблюдал за Колькой… Колька, испуганно шмыгнул носом. В груди, там где судя по всему и положено быть душе, у него сделалось пусто и холодно. Ведь достаточно было Вильку окликнуть своих дружков, и…

В оценке людей Колька был человеком опытным. И пусть он не зналчто значит«киднепинг», но из других слов Бахмача и интонации с которой тот их произносил, совершенно точно уловил – его новые знакомцы занимались страшными и опасными делами. Пятнадцать лет, это вам не баран чихнул. Это не яблоко с лотка зазевавшегося продавца стибрить!

Колька испуганно пялился на Вилька и не знал, как ему поступить. «Наверное, он видел, как я подслушивал…» - мелькнула мысль.
А Вилек, вдруг улыбнулся и, наклонившись, шепнул:

- Не бойся, не сдам. А теперь валим отсюда – прокурор возвращается.

И Вилек быстрым шагом проследовал к машине – Шуша покинул авто со скоростью ужаленного и растворился в темноте. Наверное, очень уж ему не хотелось встречаться с таинственным прокурором. Колька нырнул на заднее сиденье и уселся рядом с Вильком. Машина сорвалась с места…

Притихшие мальчишки цеплялись за спинки кресел, чтобы не упасть, когда автомобиль на огромной скорости вписывался в очередной поворот.

А Колька неожиданно поймал на себе, отраженный в зеркальце, напряженный взгляд Бахмача… И потупился.
Припарковавшись у фешенебельного ресторана в центре города, Бахмач обернулся и взял Кольку за подбородок. Помолчал и убрал руку:
- Мордашка твоя мне напоминает рожу одного пацана… Так ты говоришь, не местный?
- Не-а…

Бахмач неопределенно хмыкнул и ушел.
- Спасибо… - поблагодарил Вилька Колька. Ему было трудно выговорить это слово. Даже стыдно. С непривычки, что ли.
- За что? – удивился Вилек.

И Колька почувствовал себя совсем уж неловко. Получалось, что он благодарил Вилька за обычный с, его точки зрения поступок, который самому Кольке показался настолько не обычным, что он за него поблагодарил, а значит Вилек мог подумать, что он Колька, мог бы поступить по другому и выдать Вилька. Тут Колька совсем запутался в своих размышлениях и, чтоб не встречаться взглядом с Вильком отвернулся к окну.

- Да ерунда, - тронул Кольку за плечо Вилек. Кажется, он догадался, о чем думал Колька. - Мы тут отдельно… между собой команда, а Бах отдельно… - отчаянно зевая, принялся объяснять Вилек, - С ним нужно ухо держать. Тот еще хмырь. А потом… Может ты мне тоже это… когда-нибудь это… спасешь…

И через какую-то секунду Вилек уже дрых, уютно посапывая.
Бахмач вернулся не скоро. Где-то, через час. Плюхнувшись на водительское кресло, он с наслаждением закурил.
- Значит так – Вилек, ты дуй домой. А нам тут с молодым человеком переговорить нужно… Дело одно намечается.

«Вот оно, начинается… - испуганно поежился Колька. - Мой Лизочек, так уж мал, так уж мал…»

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

карандаш