Выбив дверь ванной, Дедусь тут же получил в физиономию свою порцию пены. После этого огнетушитель, судорожно всхлипнув, затих, предоставив возможност Дедусю созерцать разгромленную комнату, испуганную Сорокину и собственную, отражающуюся в забрызганных зеркалах, вытянувшуюся физиономию.
- Черт бы вас побрал! - вскричал Дедусь, отряхивая с усов клочья пены, - Вы никогда не видели ванной? У вас в детдоме не мылись?

И в крайнем раздражении, Дедусь умчался. Когда вооруженный щетками-ведрами, он вернулся, Сорокина уже плакала. Сидела в углу ванной, вся в пене и скулила, как собачка-щенок…
- Прекратить слезы! Немедленно! – приказал Дедусь.

Но Сорокина не прекратила. Наоборот.
- Я знаю! – закричала она, захлебываясь: - Я вам поперек горла! Давайте, давайте, сдавайте меня обратно в детдом! Пока Николай Сергеевич в командировке! Он приезжает, а меня нет! А где она? А сбежала! Ванную нам разгромила, а еще сейф мой выломала, кота…
- О, Господи! – отбросив ведра и щетки, Дедусь схватился за голову. – А кот здесь при чём?!
- При чем?! А сманила! А всё равно он спать с вами не будет! Никогда! – злорадно пообещала Яна. – Вы злой! А коты… они… чувствуют!

Дедусь, поднял ведро и принялся всматриваться внутрь пустой емкости, словно там завелось что-то, требующее детального изучения…
- Мороженого хотите? – неожиданно предложил он.
- Как? – удивилась Яна и перестала плакать.
- А я вот хочу. Полюбил к старости, представьте… - Дедусь смущенно улыбнулся, - Я тут знаю одно кафе-мороженое замечательное неподалеку. Только вы Николаю Сергеевичу не говорите. А то он… пожалуй, неверно истолкует. Ему недоступны маленькие человеческие слабости.

Устранив разгром в ванной, они, резонно решили отложить поход по магазинам на другой, менее нервный день, и отправились в кафе-мороженое. В машине Дедусь и Яна, опасаясь разрушить неосторожным словом наметившееся хрупкое взаимопонимание, молчали. И, всё-таки, уже перед самым кафе, Дедусь не выдержал и проворчал:
- Это еще бабушка надвое сказала, с кем будет спать кот…
«Это он из вредности! Ну, совсем, как ребенок» - подумала Яна.

Если бы Сорокина могла только предположить, что ожидает её в самом ближайшем будущем, она бы собралась, сконцентрировалась, как это Яна умела делать в тревожные минуты своей жизни и уж точно, думала бы совершенно о другом.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

карандаш