Зима. Сквозь стекла заледеневшего окна, сквозь штору, внутрь комнаты падает лунный свет. На улице метель, ветер шумит и швыряет в окно горстями снег...

Ребенок. Он закутан в одеяло и сидит в постели. В его руке плюшевый мишка. У мишки одна лапка оторвана и висит на нитке. На часах, что на стене, половина двенадцатого. По улице, мимо дома, трудно завывая, изредка проезжают машины. Косые тени, отсветы их фар ползут по комнате. Они страшные (не очень), эти тени, тянущиеся к ребенку из темных углов комнаты. Ребенок в одеяле сползает с кровати и отступает к спасительному телевизору. Словно ищет у него защиты. Не позволяя себе, не смея отвести глаз от страшных теней, ребенок на ощупь за спиной нажимает кнопку... Экран телевизора вспыхивает. Его свет отбрасывает страшные тени назад в свои углы. Ребенок обнимает мерцающий ненастроенный кинескоп телевизора и успокаивается. И засыпая роняет в кинескоп своего плюшевого мишку... (Игрушку зритель должен запомнить, чтоб затем идентифицировать).

Мишка падает на рабочий стол диктора, опрокидывая чашку с кофе...
– И о погоде... – говорит диктор–женщина, которую мы видим со спины, в студии телецентра. На диктора направлена батарея прожекторов и телекамер.
– И о погоде...– запнувшись, повторяет диктор, – Во время прохождения атмосферного фронта, шквалистое усиление ветра, метель, на дорогах снежные заносы... –диктор незаметно сдвигает плюшевого мишку со стола, прячет его...

Открывается входная дверь уже знакомой нам комнаты. Силуэт женщины. Мы плохо видим ее лицо. Мы еще не узнаем ее. Она наклоняется над спящим, прижавшимся к включенному телевизору, ребенком. Касается его лица. (Целует). Достает из дамской сумочки знакомого зрителю плюшевого мишку с полуоторваной лапой, и выключает телевизор.

карандаш