«Принцип Портоса или Последний свидетель». Екатеринбург. Изд. «Уральского университета». 1997 г.:

Повесть

— Так для чего же тебе понадобилось его освобождать,
если он уже свободный?
— Только женщина может задать такой вопрос! А как
же приключения-то?
М. Твен. Приключения Гекльберри Финна


Когда я дал прочитать то, что здесь написано, одной образованной девушке, Переваловой, она нашла много недостатков. И что это за папа такой, который едва не пристрелил родных детей? И что это за неправдоподобное повествование? И нетипично ей, и непедагогично... Поэтому я переписал все заново, но теперь уж истинная правда восторжествовала и пусть никто не обижается... Мы, писатели, тоже люди, и нечего тут перед нашим носом выпендриваться. Ну, а кому лень читать — пусть смотрит телек. Там как раз опять кого-то больно бьют... Всё.
С приветом Макс!

Я это пишу для того, чтоб люди знали, где лежат деньги. А то, если нас пристрелят, или покалечат, или мы станем заиками от перепуга, никто не узнает. Ну, а если по порядку, то меня зовут Максим. У меня есть брат Витька. Он старше меня на год, а начитанней — на сто. Мама наша на курорте, в Кисловодске. Ей повезло. У нас еще есть дом. Он наполовину двухэтажный. Там, где второго этажа нет, там у нас терраса.
Мы с Витькой спим как раз на втором этаже. Под окном у нас растет яблоня, которую мы в срочных случаях используем вместо лифта. А наш папа, Павел Семенович, хоть и член общества охотников и рыболовов, стрелять все равно не умеет. Надо же! Не попал в меня из ружья с десяти шагов. И в Витьку тоже не попал и, быть может, зря... Я не кровожадный, я просто Витьку лучше знаю.
О соседях... С одной стороны от нас живет боцман торгового флота дядя Витя. Он разговаривает с украинским акцентом, любит пиво, любит копаться на своем огороде, и еще он очень толстый. С другой стороны живет Мария Перевалова, хрупкая студентка филологического факультета, в очках и с тонким голосом. Иногда по вечерам она читает свои стихи. Такие, например:
Следы бредущей куропатки
Скрывает призрачный рассвет.
Ах, эти желтенькие лапки…
Скользнула тень — и птахи нет.
Слеза метнулась к подбородку
И счастье прыгнуло в лицо —
Ты обронила мне в ладони
Свое куриное яйцо…
О куропатка, дочь полей!
За что ты мучаешь людей?!
Или в твоей пташиной доле…

Ну, и так далее. Это Перевалова женихов заманивает в свои сети таким интересным способом. Замуж ей очень хочется. Недавно вот Петьку Самсонова заманила, студента радиотехнического техникума. Теперь они вместе бормочут, как две психованные куропатки. В перерывах целуются около нашего забора и думают, что их никто не видит.

(продолжение следует)
карандаш