ivotka oseny

А еще странно вот что. В жизни любого человека, есть своя первая река. Но начнет человек рассказывать о своей родине и перечислит тебе всё: колодец у ворот, тополь на углу улицы, рябину у калитки, а про реку и не вспомнит.

Уезжая в дальние края человек почти никогда не говорит, что уезжает от реки. Опять-же, чаще говорит, что уезжает из родного поселка, города или даже страны. Да и там вдалеке, если и вспоминает родину, то вновь обычно родных и друзей, дом, или улицу по которой бегал в детстве. А вот свою реку очень редко кто вспоминает...

А ведь если задуматься, то что такое, родина без реки? Ну, хотя бы ручья? Это я вам скажу все равно, что человек без родины.

У меня тоже есть родина. А значит и река. Если посмотреть на мою реку с высоты фотографического спутника, то она напоминает мизерную ниточку серебрящуюся в лунном свете.

А еще напоминает тонкую жилку на виске. Бьющуюся на сером от усталости виске. Виске планеты. Земля жива, пока жилка бьется.

Как вы уже догадались мою речку зовут Ивотка. Она у меня не так знаменита, как воспеваемые другими художниками большие реки. Не украшают её помпезные мосты и гранитные набережные. Не теснятся вдоль её берегов туристы с фотоаппаратами. Словно фотографы лакированных журналов у подиума, по которому бродит скучающая томная модель в вычурных туалетах... Но именно в этом прелесть моей речки. В этой простоте.

Моя Ивотка удивительно хороша и без мостов с набережными. Ей незнакома дежурная лесть туристов и лоснящиеся обложки гламурных журналов...

Петляя между взгорками и кочками, она то скользит над песчаными мелями, то с тихим раздраженным шелестом огибает рухнувшую с берега корягу, то протискивается сквозь склоненные, мокнущие ольховые ветви, а то и замрет вдруг. Потому что здесь плёс! И именно тут речка обычно застывает, зачарованная зрелищем цветущих кувшинок.

Так вот, если вы застали Ивотку остановившейся и очарованной, поторопитесь рассмотреть беглянку. В следующее мгновение она обязательно заметит вас. Смутится, опомнится и вновь бросится бежать. И скроется, и растворится в лесной чаще скорее, чем вы успеете поднять свой фотоаппарат.

Невозможно нежные губы телят шумно плямкают её воду. Роняют с губ обратно в реку сверкающие на солнце капли. Грустные прекрасные телячьи очи отражаются в её воде. И уплывают. Уносимые течением. И сосны смотрят в неё с берегов. Внимательно. Серьезно. А по ночам, сквозь разрывы в кронах деревьев смыкающихся над Ивоткой подобно разрушенному своду кафедрального собора, смотрят на неё звезды. Или это не звезды, все эти белые и цветные точечки? А вдруг это некий хулиган тонкой иглой продырявил небесный свод и теперь сквозь него просвечивают другие, совсем нам незнакомые далекие миры и галактики?

Честно говоря, в отдельных местах моя Ивотка так узка, что могла бы запросто сойти за ручей. Так узка, что и сам удивляюсь, как не растворилась она бесследно в полесских болотах. Нет, Ивотка обязательно бы сгинула в топях и мшарах, если бы не её упрямый характер и изворотливость. Таких речек, как моя Ивотка, вам еще поискать. И даже не ищите. Таких не найти на всей земле.

Вот пишу это, а ты качаешь меня на своих волнах, как в детстве на плоту. Когда лежишь на утлых его досках на спине и смотришь в небо. Смотришь до головокружения... Или просто, когда войдешь в реку и ляжешь на воду. Перевернешься на спину, раскинешь руки и замрешь. И станешь невесомым. И будто наполовину растворишься в воде. Будто ты и река это одно что-то целое...  И вот так плыть бы по течению. И не просыпаться.

Какая странная штука со мной происходит - один и тот же сон повторяется и повторяется. Нет, не скажу, что каждый день, но часто. Будто я подъезжаю к дому. Подъезжаю, то на поезде, то на автобусе. То зимой, то летом. Иногда даже пешком. Подхожу по мелколесью, взгорками...

И такое щемящее чувство тоски и счастья меня охватывает по мере приближения к нему. Счастья понятно почему, но тоски... Тоски, потому, что я уже догадываюсь, что все равно не приеду, не доеду, не дойду до поселка.

Иногда уже видны окраинные домики. И я иду к ним. Но по мере приближения, сон утрачивает четкость и становится хаотичным и расплывчатым. И я просыпаюсь. Чаще всего с ощущением потери, но тяжесть её сглаживается радостью, что все-таки побывал на родине.

Тогда включаю свет и курю. Потом вновь пытаюсь заснуть. Но едва закрою веки, как сон включается. Только на другом месте...

Вот вечереет. Синеют у горизонта складки далеких лесов, за которые в гости к Бабе Яге в сказках уносят непослушных детей. И чей-то голос повторяет шепотом монотонно: - Неси меня Лиса, за синие леса, за высокие горы, за зеленые долы...

И на душе делается тревожно. Я понимаю, что это этот голос мне снится, но все же...

И тогда, чтобы заглушить тревогу сам шепчу: - Неси меня река, за синие леса...

Звук собственного голоса меня успокаивает и я усыпаю. Хотя и так уже сплю. Я усыпаю внутри сна.

Дальше еще будет, но попозже…

(Автор этого фото Wiki Catcher)

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Комментарии

карандаш