За окном, в предрассветних сумерках, по веткам тополей и перилам нашего балкона ходят вальяжно голуби и скачут синицы. И заглядывают в окна дома. Наверное они знают, что в этом доме живет кот Степа. И специально прилетают кота раздражать.

И кот послушно раздражается. И для начала он забирается в засаду. Засада, это когда скукожившись в три погибели прячешься за креслом и думаешь, что тебя никто не видит. И оттуда из-за кресла тихонько щелкаешь на птиц языком. Не знаю, как это у кота получается, так щелкать языком, но тем не менее как-то получается. Я просыпаюсь от этих щелчков, потом опять засыпаю. Опять просыпаюсь от кряхтения. Это Степа кряхтит и крякает в своей засаде, то ли от усердия, то ли от досады...

И здесь Степа вдруг замечает, что я за ним наблюдаю. Пойманный с поличным, он растерянно замирает. Все дело в том, что Степа чрезвычайно стесняется этой своей слабости. Он извинительно мяукает и бежит ко мне здороваться.

Я ухожу в душ. Пользуясь моим отсутствием Степа, сломя голову бросается к открытой форточке! Раз и он уже на балконе!  И в полном одиночестве - голуби и синички убрались от греха подальше! Они вернутся завтра, но Степа думает, что улетели навсегда и поэтому быстренько обнюхав перила балкона, и убедившись, что назад в форточку запрыгнуть не получается, начинает стенать и плакать...
И тут я сфотографировал его печальное лицо!

Эх, как это скверно, что кот птице не товарищ!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

карандаш