Александр Папченко. Принцип Портоса, или Последний свидетель: Повести и рассказы.
Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та, 1997

Эту книгу ждали. Причиной некоего ажиотажа явилась, однако, не шумная рекламная «раскрутка» - таковой не было, - а интригующая легенда, тихо просочившаяся по капиллярам кулуарных разговоров. Пожалуй, с начала прошлого года в екатеринбургских литературных кругах поговаривали, будто сам свердловский губернатор решил поддержать мало кому знакомого молодого писателя, пишущего о детях и для детей, выделив невесть из каких резервов на издание его первой книги едва ли не сто миллионов. Сумма завораживала: ведь ровно столько составляют все губернаторские премии, вместе взятые, за высшие достижения в области литературы и искусства! Что же это за шедевр должен быть явлен граду и миру?

Легенда в какой-то мере подтвердилась: на обороте титульного листа появившейся, наконец, книги автор благодарит Э.Э.Росселя «за личное содействие» ее изданию. И уровень полиграфического исполнения, пожалуй, «тянет» на обсуждавшуюся сумму.

Однако про губернатора давайте не будем: в отличие от бывшего секретаря обкома КПСС лично тов. Ельцина Б.Н., Эдуард Эргартович, насколько я знаю, никогда никому собственных художественных вкусов не навязывал. А как распорядиться своими (надеюсь, не бюджетными) деньгами - это вы позвольте ему самому решать. И вот вам мой читательский совет: если вы хотите получить, что называется, адекватное представление о книге Александра Папченко, оставьте в покое всякие легенды и просто читайте тексты.

Думаю, скучно вам не будет. Книга вам может понравиться или не понравиться, но в любом случае, по крайней мере, ощущение свежести вознаградит ваши читательские усилия. Писатель творит свой мир с оглядкой не на Гайдара-старшего и даже не на Крапивина, по сей день пытающегося - вопреки катастрофическому развитию событий в области общественной морали - со хранить уважение своих читателей к высшим нравственным ценностям. Оглядывается он исклю чительно на реальных сегодняшних мальчишек и девчонок, которые в прежние сюжетные схемы просто не влезают.

Новые сюжеты, честно признаюсь, временами меня коробили. Когда двое юных головорезов, насмотревшись «под завязку» голливудских боевиков, предпринимают попытку устроить себе «при ключение своими руками» - с шантажом, ограблением, стрельбой и прочими атрибутами захватывающе интересной жизни, мне как-то не удалось настроиться на юмористический лад, по-видимому необходимый для восприятия повести, давшей заглавие книге. «Невероятный Колька», плетущийся в арьергарде колонны «следопытов» с тяжелым рюкзаком и выкладывающий при первых признаках усталости общественные припасы под случайный кустик, тоже не вызвал у меня симпатий. Впрочем, отнюдь не вызвал симпатий и вожатый, нагрузивший Кольку - в наказание за драку - отрядным провиантом и назначивший его замыкающим лагерной колонны. В этой повести все делают свое дело как-то очень уж бестолково, патологически глупо; возможно, это и отражает нынешнее состояние дел, но мне как-то неловко смеяться над всем над этим вместе с писателем.

К сожалению, немалое число такого рода неловкостей не лучшим образом повлияло на мое восприятие книги Александра Папченко. На мой, видимо, устаревший вкус, он временами неосторожен и с отбором лексики для книги, которую будут же читать дети. Они, конечно, слова эти знают, но это такое знание, которое едва ли во благо... А вот цикл рассказов «Мы - инкубаторские» и вовсе, по-моему, не детский. Очевидно, писатель, получив счастливую возможность издать книгу - когда-то она еще повторится! - радостно сгрузил туда чуть ли не весь свой творческий багаж, не заботясь о том, насколько все это совместимо под одной обложкой.

При всем при том Александр Папченко - несомненно, одаренный писатель; поклонники у него появятся уже после этой книги, не сомневаюсь и в его успешном литературном будущем. Вот только нравственного консерватизма бы ему добавить чуток...

В. ЛУКЬЯНИН
Журнал "УРАЛ". 1997. №3.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

карандаш