zaytsy 01

Заячьи побасёнки

Для младшего и среднего школьного возраста. Александр Папченко; рис. А. Алфёровой. – Екатеринбург: изд. «АсПУр», 2015 г. 35 стр.: цв. ил.; 500 экз. Зак. 8360. Формат: 84x108/16. ISBN 978-5-904900-21-2

А ещё случаются на белом свете такие враки и сказки, которые из вежливости называют «побасёнками». А уж когда ты имеешь дело с зайцами, тут и вовсе требуется такая вежливость, что... В общем!..

ФРАГМЕНТ:

«...В общем не знаю, как у вас, а у нас, если кто вдруг надумает написать что хорошее о зайце (плохое о зайце у нас как-то писать не принято), то непременно начинает:
– Зима. Позёмка заплетает в косы седые пряди. Пусто. Голо. Неуютно…
Он, может, и не хочет так писать. Может, он чай с бубликами пьёт на кухне в уюте и размышляет о тёплом, добром и нежном. Но едва только возьмёт в руки перо, так непременно:
– Зима. Струится позёмка над стылым полем. Пусто и голо человеку на необъятным пространстве, под серым небом…

Поэтому эти записки о зайце я начну совершенно по-своему. Непривычно начну. Друзьям на удивление, себе и читателю в удовольствие. Итак…

Это наверное, самая нежная сказка из всех, что я написал...

ФРАГМЕНТ: "Аленка появилась как всегда бесшумно. Виновато посапывая, она несколько раз прокатилась за спиной работающего Леся, пытаясь привлечь к себе внимание. Плутовская улыбка на ее лице лучше всяких слов говорила, что работать Лесю сегодня больше не дадут. И он сдался на милость победителя - отодвинул на край стола стопку исписанной бумаги, и потянувшись, отхлебнул из громадной чашки чая. Отхлебнул чая и облокотился о подоконник. Оранжевые пятна от заходящего солнца упали на его лицо, отчего оно враз стало бронзовым и каким-то чуть незнакомым. Словно вот вернулся из дальних странствий славный родной человек, безжалостно обветренный и прокопченный дымами костров. И нос вроде тот, ан нет, вот складка новая, и глаза как будто те же, да не те. Или просто морщин прибавилось у переносицы... И ты смотришь, и узнаешь, и не узнаешь.

Так сейчас Аленка смотрела на Леся, а Лесь смотрел в окно, и в комнате было тихо-тихо."

Наверное сказка

Это пожалуй, самая необычная сказка из всех, что я написал. Это даже и не сказка, а вообще непонятно что, про девочку Юльку и некую Шишигу... Вобщем, это небольшая бессонница.

ФРАГМЕНТ:"Лето закончилось ночью. С вечера последние слабые порывы теплого воздуха проводили день. И день угас. Утих и ветер. Укрыли сумерки дома и леса, и под пологом темноты, при ясном звездном небе, дохнуло звонкой свежестью. Северный ветер, завернув с бесконечных просторов далекого Океана, чуть тронул землю, и поголубела трава на пригорках. И деревья, что жили долго, сразу догадались – пришла осень. Осень пришла, готовься к карнавалу, лес. А не то пропустишь время, зарядят унылые дожди, ошпарят хрупкие ветви заморозки, и посыплются–посыплются листья в грязь. Какая незадача!"

НЕОКОНЧЕННАЯ СКАЗКАСамая первая сказка

Было лето. Было жарко. Был незнакомый мне город, который плавился на солнцепеке. Была раздосадованная маленькая девочка. И был я. Не знаю, чтобы вы делали на моём месте, а я решил написать сказку. Первую в своей жизни...

ФРАГМЕНТ: А потом случилось то самое утро, когда, отшвырнув полог, в шатер принцессы ввалился Рюф. Он стал трясти её гамак и взволнованно кричать:

- Вставайте, немедленно! Вставайте, просыпайтесь!

Принцесса вскочила:

- Он летит?!

- Летит! Его сорвало ветром.

Набросив шубу, принцесса выбежала из шатра.

- Где же? Почему я не вижу? Где он?!

- Да вон же! Вон! – кричали ей и показывали пальцами куда-то в небо солдаты-гвардейцы и мудрецы. И принцесса увидела его. Лист действительно сорвало ветром, и он падал. Малой желтой искоркой, то пропадая, то опять появляясь, он скользил между ветвей и падал… падал… падал прямо ей в руки!

карандаш