Александр Папченко

Екатеринбург

www.papchenko.ru

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Литературный сценарий.

 

Камера панорамирует по заснеженному декабрьскому вечернему городу и открывает лицо шестилетнего мальчишки ФЕДЬКИ, приникшего к заиндевевшему окну. На ФЕДЕ футболка, с наивным рисунком на груди. За спиной ФЕДИ, в сумеречной комнате, назовем её КОМНАТОЙ РЕБЯТ, висит плакат с изображением Земли. Мальчишка расплющил об оконное стекло нос и губы. Будто он хочет выдавить стекло лицом. Чтоб броситься туда, из темной комнаты навстречу зимнему закату. Мерцающим окнам домов. Силуэтам застывших деревьев. Одиноким прохожим. Всему тому, что поверх лица мальчишки, едва уловимо отражается в оконном стекле. Но вот отражение гаснет, потому что в комнате вспыхивает свет. Его включил тринадцатилетний мальчишка ВАНЯ. На ВАНЕ тельняшка. Теперь, при свете одинокой лампочки мы можем рассмотреть КОМНАТУ РЕБЯТ. Она пуста, потому что в ней ремонт. Только двухэтажная кровать, накрытая клеенкой чтоб не испачкать побелкой. Посредине комнаты стремянка. Ведро с раствором побелки. Пылесос, на гофрированный хобот которого ВАНЯ напяливает распылитель.

ФЕДЯ; – Слышь, Вань…
ВАНЯ; – Отцепись…
ФЕДЯ; – Нет, слышь я чё хотел сказать… спросить… я еще понимаю откуда дети берутся, но...
ВАНЯ заинтриговано прерывая брата; – Ну и откуда?
ФЕДЯ; – От мамы, естественно, берутся. Но вот что я не врубаюсь – откуда дети берутся у мамы?

ВАНЯ молча отвешивает ФЕДЕ легкий подзатыльник, включает пылесос и забирается на стремянку.

ФЕДЯ с некоторой угрозой, важничая; – Опаньки! Я легко могу выяснить этот вопрос у Петровича.
ВАНЯ; – Тоже мне нашел… консультанта. Дворового алкаша. Дети у мамы берутся от папы… – ворчит ВАНЯ.
ФЕДЯ задумчиво; – Что, и всё?..
ВАНЯ озадаченно; – Что значит «всё»?
ФЕДЯ; – Не обращай внимания… это я про своё… Размышляю.
ВАНЯ иронически; – Ну спасибочки что про своё! «Размышляю»! – ворчливо; – Лучше бы в магазин за хлебом сгонял. Хлеба не купили, что мама скажет? Придется бежать в булочную…

ВАНЯ начинает белить потолок. ФЕДЯ восхищенно смотрит снизу вверх на брата. На его сосредоточенное лицо в подтеках побелки. На то, как потолок покрывается краской. На то, как уверенно руки брата сжимают распылитель. На то, каким замысловатым рисунком ложится струя побелки на потолок…

…ФЕДЯ восхищенно смотрит снизу вверху на брата. Только сейчас на ФЕДЕ зимняя шапка и шарф.
…А ВАНЯ, он тоже в зимней шапке, не замечает восхищенного взгляда брата, потому что сосредоточенно смотрит вниз…
…вниз, где на снегу, с характерным звуком, струя прочерчивает снег. И этот росчерк образует замысловатый рисунок. К первой, присоединяется вторая струя. Но увы, ничего замысловатого малыш ФЕДЯ «нарисовать» не способен. Только портит «холст».
Мы видим братьев сзади. На улице зимние светлые сумерки. Братья стоят рядком у забора и дружно поливают снег. В свободной Ваниной руке авоська (или пакет) с хлебом...
…ВАНЯ застегнул брюки и пошел было, но ФЕДЯ не сдвинулся с места. ВАНЯ остановился, поджидая брата.

ВАНЯ; – Ну чего задумался? Вот отморозишь хвостик, отрежут и будешь как девчонка…
ФЕДЯ не двигаясь; – Знаешь, тогда у меня тоже есть папа. Потому что кто–то же меня принес маме.
ВАНЯ; – Есть–есть… на пузе шерсть. Мама–ж объясняла – папа есть, но уехал. Но вернется. Пошли, давай. До утра торчать собрался?
ФЕДЯ не двигаясь; – Вань…
ВАНЯ; – Ну чё тебе еще? – зло, раздраженно, – Тебе русским языком говорят – вернется!
ФЕДЯ; – Я не про то… Кажется он уже.
ВАНЯ озадаченно; – Что «уже»?
ФЕДЯ обречено; – Отморозился… – в отчаянии шмыгая носом, плаксиво, –  Вань, я не хочу как девчонка!
ВАНЯ; – Тьфу, ты! Горе ты моё…

ВАНЯ смущенно оглядевшись, торопливо и неумело заправляет брату штаны.

ВАНЯ смущенно; – «Отморозился»! Делаешь из меня какого–то… этого…
ФЕДЯ подлизываясь; – Кого, Ваня?
ВАНЯ раздраженно; – Идиота!
ФЕДЯ радостно;  –  А–а! Ура! Чувствуется!
ВАНЯ испуганно; – Да не ори ты будто режут! Тебе сколько лет? Взрослый ведь человек, а как маленький!
ФЕДЯ радостно частит; – Это у меня руки не чувствуются. Отмерзли от мороза. А я думаю – опаньки! Всё! А это оказывается руки! Ну все, дальше я сам…

ФЕДЯ восхищенно, снизу вверх смотрит на брата. Ребята медленно бредут к своему подъезду. Когда до него остается десяток шагов, из раскрытой форточки освещенного окна, на первом этаже доносится ругань, грохот, крики, плач ребенка. Уродливые тени мечутся по шторе.

ВАНЯ; – Вон он, твой Петрович, нажрался и лупит своего Петьку. А ты спрашивать у него собирался.
ФЕДЯ; – Что ты, Вань… Я–ж понимаю. Ты–то у меня совсем другое дело. Ты человек непьющий. И вообще…
ВАНЯ иронически; – Ага, некурящий и вообще положительный.
ФЕДЯ смущенно; – Мне лучше тебя папы не нужно. Честно. Пусть не возвращается. А то еще вернется… и будет, как Петрович.

ВАНЯ остановился и озадаченно уставился на ФЕДЮ.

ВАНЯ; – Что, ты его совсем–совсем не помнишь?
ФЕДЯ смущенно пожимая плечами; – Вообще, – и неуверенно, смущенно; – Слышь… я чё… может ты это… – решившись, – Будь моим папой. Ну, пожалуйста. А?
ВАНЯ ошеломлен; – Как это?
ФЕДЯ; – Я тебя слушаться буду. А?
ВАНЯ; – Ну–ну… Пойдем белить потолок. Вот что.

В КОМНАТЕ РЕБЯТ. ВАНЯ и ФЕДЯ озадаченно смотрят на потолок. У ФЕДИ в руках начатая пачка с синькой. В руках у

ВАНИ, распылитель выключенного пылесоса.

ВАНЯ; – Я тебя сколько просил насыпать синьки? Я тебя чуть–чуть просил. А ты сколько?
ФЕДЯ виновато; – Да я чуть–чуть. Честно.
ВАНЯ растерянно; – «Чуть–чуть»… Чё теперь вот делать, ума не приложу. Доигрались, блин.

Дверь в комнату тихонько приоткрывается и в образовавшуюся щель заглядывает МАМА – ребята её не замечают.

МАМА – современная стильная женщина. По профессии она фоторепортер, и это накладывает отпечаток на её манеру одеваться, на её прическу (возможно джинсовый комбинезон, очки…)
МАМА некоторое время, наблюдает за ребятами. Она только что с улицы и зябко потирает руки и поводит плечами. Немного согревшись МАМА распахивает дверь и заходит в КОМНАТУ.

МАМА; – Что за шум, а драки нету? Ну, как тут мои мужички?
ФЕДЯ бросается МАМЕ навстречу; – Ура! Мама!

ВАНЯ сдержанно кивает на потолок; – Да вот…

МАМА поднимает глаза и смотрит на потолок, который…

…который усеяли ярко синие пятна.

МАМА; – Что это?

ФЕДЯ виновато потупился, готовясь к трепке.

ФЕДЯ; – Это я… Тут я синьки… Это…
ВАНЯ подхватывая, уверенно; – …Это небо. То есть… звезды это! На небе. На ночном.
МАМА с сомнением; – Звезды? Так это что, вы специально?
ВАНЯ; – Конечно. Красиво–же! Да?

ФЕДЯ с благодарностью, снизу вверх, смотрит на ВАНЮ.

МАМА с сомнением; – Красиво?
ВАНЯ; – Класс – вырви глаз!
МАМА с сомнением разглядывая подтеки на потолке; – Вот именно – вырви…
ФЕДЯ; – За эти эффекты люди бешенные деньги тратят! Чтоб достигнуть! А мы – опаньки и готово! Тут–то, тетя Зина и отпадет, когда увидит. От восторга!
МАМА; – От смеха.
ВАНЯ; – Ничего, мам, мы подровняем, подкрасим.
МАМА; – Ну–ну… Равняйте. Красьте. А подарок…

ВАНЯ и ФЕДЯ заинтриговано смотрят на мать.

МАМА; –…подарок потом. Как сделаете работу.
ФЕДЯ; – Ну, ма–а…
МАМА; – И никаких «ма»!

МАМА выходит из КОМНАТЫ  РЕБЯТ. 

ФЕДЯ бросается к двери.

ВАНЯ останавливая брата; – А работа!
ФЕДЯ вырываясь; – Я только глазком!
ВАНЯ; – А кто говорил – слушаться буду?
ФЕДЯ расплываясь в улыбке; – Да я и так! – восторженно смотрит снизу вверх на брата; – У меня уже шея устала тебя слушаться!

ВАНЯ берет ножницы и начинает вырезать в куске обоев трафарет.

ВАНЯ; –  Вырастишь – шея перестанет болеть!

ВАНЯ разворачивает кусок обоев. Мы видим отверстие в форме звезды. ВАНЯ примериваясь прикладывает отверстие в

форме звезды к стене, и…

… и звезда желтеет, камера отъезжает от неё и мы понимаем что она нарисована на потолке в КОМНАТЕ РЕБЯТ. И что он весь украшен золотистыми звездами. И вообще в КОМНАТЕ РЕБЯТ чисто. Следы ремонта исчезли. В комнате появились стол, стулья и прочие предметы обстановки. Дверь в КОМНАТУ РЕБЯТ открывается и входят МАМА, ВАНЯ, ФЕДЯ. Они заносят компьютер и устанавливают его на столе.

МАМА; – Я хочу чтоб у меня были грамотные дети. Чтоб у них…

ФЕДЯ заученно; – Было прекрасное будущее!
ВАНЯ; – Ага, теперь прекрасное, а сколько я просил поиграть на нём? А ты что говорила!
МАМА; – Ваня, работа это святое. Теперь у меня другая машина. А эта ваша! И вообще у меня утром самолет.
ВАНЯ; – Опять командировка…

У ФЕДИ печально вытягивается лицо от такого сообщения МАМЫ.

Наверное чтобы не видеть печального ФЕДИНОГО лица, МАМА суетливо хватает кабели подключения компьютера и забирается с ними под стол. И наверное потому чтобы не слышать как печально шмыгает носом ФЕДЯ, МАМА говорит и говорит…

МАМА говорит; – И вообще, будущее за компьютерами! Это и Интернет, это и компьютерный дизайн, это, наконец, достойная полнокровная жизнь, и кто не успеет его освоить, тот опоздает. И быть может навсегда. Да, что я говорю, это совсем другая жизнь! Это виртуальные путешествия! Это виртуальная действительность! Это…
ВАНЯ; – Я не понял – виртуальная или действительность?
МАМА выбираясь из–под стола; – Как будто действительность не может быть виртуальной. А виртуальность действительной. Всё! Внимание, врубаю!

МАМА, ВАНЯ, ФЕДЯ придвигаются к монитору, в котором, как в кривом зеркале, отражаются их, деформированные причудливо–уродливо, лица.

ФЕДЯ просыпается глубокой ночью. За окном вьюга. Тонко дрожит под напором северного ветра оконное стекло. По звездному потолку КОМНАТЫ РЕБЯТ скользят тени от фар, изредка пробирающихся по завьюженным улицам машин. В центре КОМНАТЫ  РЕБЯТ холодно светится экран монитора включенного компьютера.

ФЕДЯ тревожно; – Эй! Вань… Спишь? Притворяешься?

ФЕДЯ прислушивается. В доме тихо. Только вьюга тревожно шумит за окном.

ФЕДЯ тревожно; – Вань… Можно к тебе? Я уже иду. Слышишь? Вань…

ФЕДЯ осторожно выбирается из–под одеяла и карабкается по лесенке на второй этаж двух–ярусной кровати.

Карабкается туда, где спит его брат ВАНЯ. Вот лицо ФЕДИ показывается над уровнем второго яруса кровати, но ВАНИ здесь нет. ФЕДЯ испуганно трогает одеяло – ВАНИ нет, он не ошибся. ФЕДЯ смотрит вниз и вдруг видит, что за включенным компьютером кто–то сидит. ФЕДЯ может разлить лишь силуэт сидящего. Как будто это силуэт мужчины. Наверное ВАНЯ, или…

ФЕДЯ; – Папка! Папа! Миленький!

ФЕДЯ лихорадочно спускается вниз. Он торопится. Камера отодвигается и мы понимаем что лестница значительно длиннее, чем должна бы быть. ФЕДЯ смотрит вниз и не видит пола. Лишь лестница уходящая в темноту. В пустоту. Нога ФЕДИ соскальзывает со ступени. ФЕДЯ срывается с лесенки, и падает, и падает, и падает, и…
…и просыпается. Открывает глаза. Оказывается он лежит в своей постели. Но за окном действительно вьюга. И действительно тонко дребезжит под напором ветра оконное стекло. И в КОМНАТЕ РЕБЯТ темно. И светится экран монитора включенного компьютера. И тогда ФЕДЯ вновь, как только что он делал это во сне, отбрасывает одеяло, но уже не карабкается по лесенке на второй ярус, наверное он боится обмануться, а стаскивает свой матрац с кровати на пол. И тащит его к столу, где стоит компьютер…

ВАНЯ закрывает за собой дверь туалета – оттуда доносится шум спускаемой воды в бачке унитаза. Проходит по коридору квартиры. Открывает дверь в свою комнату, и видит…

…видит что на полу, посредине комнаты, на ФЕДИНОМ матраце стоит монитор включенного компьютера. И нежно обняв его, и прижавшись к нему всем телом, и уютно свернувшись вокруг монитора компьютера клубочком, спит–посапывает ФЕДЯ.

ВАНЯ на цыпочках подходит поближе к спящему брату. Но смотрит не на брата, а на монитор компьютера, на экране которого…
…интересная заставка. На заставке заснеженные склоны гор. Из–за них, время от времени, выпрыгивают елочки и медленно надвигаются на зрителя, и проносятся мимо скрываясь за границами экрана. Будто кто–то мчится вниз по склону на санках, или лыжах…
ВАНЯ не отрывая взгляда от экрана, разводит руки в стороны, представляя себя несущимся на несуществующем сноуборде. ВАНЯ наклоняется вправо, когда на мониторе елочка проносится слева. ВАНЯ сгибает колени, имитируя полет, когда склон на экране монитора резко обрывается, и тд.
…ВАНЯ стоит один в пустой комнате и странно раскачивается, и все это похоже на языческое заклинание или на танец сомнамбулы. Его никто не видит и ВАНЯ не стесняется себя. Его никто не видит, кроме…
…кроме ФЕДИ. ФЕДЯ лежит на боку и наблюдать ему за ВАНЕЙ неудобно. Но он не смеет пошевелится. ФЕДЯ как обычно смотрит снизу вверх на ВАНЮ. Но в его взгляде нет прежнего восхищения, поклонения. Быть может потому что из его глаз катятся слезы. ФЕДЯ лежит на боку и поэтому слезы стекают не как обычно вниз, по щекам, а куда–то вбок, через переносицу, узкой дорожкой, куда–то под одеяло…

Елочки выпрыгивают из–за горных склонов все чаще. И появляются звуки. Изображение обретает сочность и яркость присущие реальному пейзажу и перестает быть плоской компьютерной заставкой. Таким образом мы переносимся на заснеженную натуру, спустя семь лет после вышеописанных событий. Начало декабря.

…Шорох разлетающейся из–под лыжи мчащегося с горы сноубордиста, снежной крошки, смешивается с возгласами болельщиков и со сдвоенным ритмическим сердцебиением спортсмена.
Набегает трамплин!
Зрители толпятся у его подножия!
Трамплин катапультирует сноубордиста в небо, где тот исполняет акробатический кульбит!..
...Под восхищенный рев болельщиков.
Среди которых выделяется девушка с любительской телекамерой в руках. Ей около двадцати трех лет. У неё миловидное лицо, и если бы не холодный оценивающий взгляд, она вполне бы могла сойти за обаятельную…
Сидящий в отдалении на черном мусорном мешке, уткнувшийся в раскрытый ноутбук, тринадцатилетний тинэйджер поднимает голову и восхищенно, снизу вверх, смотрит на взлетевшего над трамплином, спортсмена…

И в этот момент кадр, с летящим на доске спортсменом, трансформируется в окно компьютерной программы Internet Explorer. Вверху строка состояния, прорезь адресной строки, в которой латинскими буквами – BRAT.COM. Внизу меняющие друг друга субтитры – «связь с удаленным сервером установлена», затем «страница загружается» – словом кадр оснащен всеми атрибутами характерными для работающей в Сети, данной компьютерной программы.

И уже опять, в стандартном, привычно отформатированном кинокадре, тинэйджер, тряхнув головой, будто отгоняя наваждение, вновь утыкается носом в компьютер.

Сноубордист приземляется и рев толпы оглушает его.

Из громкоговорителя доносится; – Как обычно, вне конкурса, нас балует своим мастерством фанат самого «БЕРТОНА», по прозвищу БЕРТОН!

Сноубордист, не снимая доски, подъезжает к тинэйджеру уткнувшемуся в открытый ноутбук. Тот совершенно поглощен, или делает вид что поглощен, компьютером. Сноубордист закрывает крышку его ноутбука.

Тинэйджер; – Опаньки! Что? Все свободны? Теперь по домам, капитан Веревкин? Или нас ждет захватывающее продолжение.
Сноубордист; –  Слушай, – иронически, – Фе–дя… Достал ты меня со своим переходным возрастом.

Сноубордист сняв доску, приобняв ФЕДЮ, ведет его сквозь толпу зрителей.

ФЕДЯ; – Ну во–первых я не напрашивался… – иронически, – Ва–ня… А во–вторых, скажи, на фига было мне морозить задницу, когда на самом отстойном железе, я такую трассу пройду одной левой?
ВАНЯ остановившись; – Иногда мне кажется, что ты действительно не просекаешь разницы между реалом и этой бодягой, – ВАНЯ кивает на ноутбук.
ФЕДЯ; – Если ты про адреналин, то в Сети его не меньше.
ВАНЯ устало машет рукой; – Да ты погляди – солнце, скорость! А ты прилип задницей к стулу!

ВАНЯ  и ФЕДЯ оборачиваются, и видят…

…как с козырька трамплина срывается еще один спортсмен – кульбит! И приземляется под восторженный рев толпы.

ВАНЯ; – Ну что, слабо так же?
ФЕДЯ; – Охота было шею ломать.
ВАНЯ; – Кому нужна шея на которой нет головы!
ФЕДЯ иронически; – Да ты гонишь!

ВАНЯ выхватывает у ФЕДИ ноутбук и стремительно возвращается к черным мусорным мешкам.

ФЕДЯ мчится за ВАНЕЙ; – Ты чего?! Совсем уже башню снесло? Стой!

ВАНЯ бросает ноутбук в мусорный мешок и уходит.

ФЕДЯ достает ноутбук из мусора; – Вот псих… – бережно сдувает с ноутбука пылинки, и кричит в спину уходящему брату; – Он же бешенные бабки стоит! Придурок ненормальный!

ВАНЯ вдруг разворачивается и стремительно приближается к ФЕДЕ. ФЕДЯ испуганно пятится, бережно прижимая к груди ноутбук. ВАНЯ подходит вплотную к ФЕДЕ и хватает его за лацканы куртки.

ВАНЯ в ярости; – Это у тебя башню снесло! Ты –ходячее приложение к Интернету! Ты когда последний раз в кино был? Ну ладно, ни  в кино. Черт с ним с кино. Тебя вообще что нибудь интересует кроме Сети? Или у тебя мозги совсем уже атрофировались?! – трясет ФЕДЮ приговаривая в такт; – Нельзя. Прожить. Всю. Жизнь. В. Сети.

К ребятам подъезжает на доске ДЕВУШКА. Та самая что снимала на телекамеру прыжок с трамплина ИВАНА.

ДЕВУШКА снимая доску; – Беседуем?

ВАНЯ отпускает ФЕДЮ. Оба тяжело дышат.

ДЕВУШКА протягивая маркер ВАНЕ; – Автограф!

ВАНЯ раздраженно; – Только на интимных местах.
ДЕВУШКА; – Ноу проблем!

ДЕВУШКА оголяя грудь, задирает свитер и футболку. Этот жест производит впечатление на окружающих; очередной несущиеся к трамплину сноубордист оглядывается на ДЕВУШКУ и падает, у замахнувшегося снежком мальчишки отвисает челюсть и он тут же получает, от своего оставшегося за кадром партнера, в лицо комом снега, некий юноша глупо улыбаясь пятится и садится на капот серебристого джипа. Под капотом которого включается сигнализация. И оглушительно орет. Юноша испуганно вскакивает…

ВАНЯ берет маркер; – Как зовут?
ДЕВУШКА с вызовом; – Алиса. Меня не зовут, милый. Я прихожу сама.

ВАНЯ что–то пишет на её груди, одергивает свитер, разворачивается и уходит. ФЕДЯ бредет за ним.

ФЕДЯ ворчит в спину брату; – Лучшее порно. Халява.  Лучшие ссылки на лучшие порносайты...

АЛИСА некоторое время смотрит вслед уходящим братьям. Затем подходит к серебристому джипу. Забирается на водительское сиденье. Отключает работающую сигнализацию. Задирает свитер и футболку – на груди АЛИСЫ маркером написано; «Алиса дура». АЛИСА одергивает одежду и поворачивает в замке ключ зажигания…

Обогнав идущих по обочине дороги ВАНЮ и ФЕДЮ, останавливается уже знакомый нам серебристый джип. Дверца водителя распахивается. Из машины выглядывает АЛИСА;

ФЕДЯ; – Опаньки! Есть коннект. От винта к винту. От сердца к сердцу.               
Розмарита спит не чует, что на ней моряк ночует.
Вот проснется Розмарита и прогонит паразита.
ВАНЯ ФЕДЕ; – Заткнись! – АЛИСЕ раздраженно; – Ну? Что на тебе еще написать?
АЛИСА смотрит с вызовом на ВАНЮ; – Что, неужели так прямо на мну будешь писать? Лежа на живом человеке, писать? Фи. Очень неудобно. Хотя…

АЛИСА протягивает ВАНЕ визитку. Но ФЕДЯ опережает смущенно потупившегося брата и берет визитку.

АЛИСА ВАНЕ; – Однако, приходи. Обсудим этот аспект нашего будущего сотрудничества.
ФЕДЯ сминая визитку; – Захочешь трахнуться – мой ник  «Синоптик».
ВАНЯ строго; – Федор! Кончай!
АЛИСА ФЕДЕ; – Какие мы слова знаем! Это не про тебя анекдот, когда потерявшегося малыша милиционер спрашивает;

«– Какой твой адрес, мальчик?» А тот ему в ответ; «–ВэВэВэ. Мальчик. Точка. Ру.».

АЛИСА достает из бардачка и протягивает еще одну визитку ВАНЕ.
ВАНЯ читает на визитке; «Патрекеева Алиса. Топ–менеджер фирмы «БЕРТОН»».

АЛИСА ВАНЕ; – Приглашаю в команду. Не пожалеешь… Ну, что садитесь. До города подвезу.

ВАНЯ после некоторой заминки открывает дверь авто. ФЕДЯ не двигается.

ВАНЯ ФЕДЕ; – Ну? Чего завис? Не тормози!

Слышен характерный шум приближающейся электрички. Федя реагирует на него, оглядывается…

ФЕДЯ; – Ладно, люди. Хоп. До коннекта.

ФЕДЯ поворачивается и идет в сторону станции.

АЛИСА; – Не маленький  – сам доберется.

Но ВАНЯ закрывает дверь джипа и бежит за братом.

АЛИСА вслед ВАНЕ; – Ты что, папаша ему?

АЛИСА в сердцах захлопывает дверцу и жмет на газ. Серебристый джип АЛИСЫ срывается с места, и…
…и, игнорируя опущенный шлагбаум, проезжает через железнодорожный переезд, по которому спустя мгновение проносится электричка. В одном из вагонов которой…

…сидят, друг напротив друга, ИВАН и ФЕДЯ. ФЕДЯ не мигая, сосредоточенно смотрит в окно. ИВАН откручивает крепление от доски сноуборда. В вагоне шум и гам. Народ возвращается в город. Всюду лыжи, доски, санки, всюду разгоряченные голоса, смех…

ВАНЯ отложив доску; – Ну? Что случилось?
ФЕДЯ, словно ждал когда брат заговорит; – И рожа у нее! И вообще… крокодил. И фигуры никакой! И вообще… она тебя не любит! А только… только…
ВАНЯ подначивая; – Ревнуешь, что–ли? Влюбился, что–ли в неё?
ФЕДЯ; – Чего?! Больно надо. Знаешь сколько этого добра в Сети?
ВАНЯ; – Ты совсем рехнешься со своим Интернетом.
ФЕДЯ; – А что? Ты зайди на любой чат. Девчонки не хуже. Только они…
ВАНЯ; – Что «только»?
ФЕДЯ смутившись; – Только они не такие… не такие… – с вызовом, – …шлюхи!
ВАНЯ; – Просто в Сети не видно как ты краснеешь.
ФЕДЯ; – Чего?! – лихорадочно щупает свое лицо.
ВАНЯ смеется; – Я пошутил. Пошутил… «Чего»… А того. Что маленький ты еще. Вот чего.

ФЕДЯ открывает ноутбук. Включает его. Панорама на экран ноутбука.

Отъезд от экрана компьютера – мы в  КОМНАТЕ РЕБЯТ. Интерьер почти не изменился. Та же двухэтажная кровать.

Пожалуй, стало больше «взрослых» вещей, как–то серьезные учебники, быть может гантели и пр. Над кроватью висит плакат с Эриком Бертоном в полете, на доске сноуборда, и надписью «ПРОВАЙДЕР». Пониже первого плаката, еще один со значком обозначающим Интернет и надписью «ПРОВАЙДЕР МТУ ИНТЕЛ.». В КОМНАТЕ РЕБЯТ, МАМА, ИВАН и ФЕДЯ.

ФЕДЯ работает на клавиатуре включенного компьютера. ФЕДЯ в наушниках.

ИВАН; – Меня, кажется, нашла работа.
МАМА; – Красивая?
ИВАН дурашливо; – Ну–у–у… У–у!

ФЕДЯ незаметно сдвинув наушник в котором гремит техно, прислушивается к разговору.

МАМА ВАНЕ; – Ну, слава Богу! Передам тебя с рук на руки другой женщине, и буду жить спокойно!
ВАНЯ, которого смущает разговор; – У тебя когда вылет?
МАМА; – Да! Я же забыла сказать! Звонили из редакции – вылет перенесли на завтра.
ФЕДЯ ни к кому не обращаясь; – Она шлюха.

В комнате неловкая пауза. ВАНЯ отвешивает подзатыльник ФЕДЕ.

ВАНЯ; – Урод!

ВАНЯ громко хлопнув дверью, выходит из комнаты.

МАМА; – Федя, как… как ты выражаешься?! Что ты себе позволяешь?

ИВАН заходит на КУХНЮ и задевает головой самодельную люстру из СД–дисков. Диски начинают вращаться, разбрызгивая на стены водопады радужных зайчиков. ИВАН раздраженно хватает нож и начинает резать колбасу на разделочной доске. Вначале медленно, потом все быстрее, потом с яростью… Радужные зайчики попадая на лицо ИВАНА слепят его. ИВАН взмахивает ножом. Нож рассекает нити, на которых подвешены диски. Диски падают на пол. Отложив нож, ВАНЯ, гася раздражение, вышвыривает диски в форточку.

На КУХНЮ заходит МАМА.

МАМА устало; – О, Господи, ну что вы у меня за люди такие? Сколько можно собачиться? Ваня, ну ты будь хотя бы умнее. Ну, я не знаю. Ну как вас оставить одних? Нет, я наверное откажусь от командировки.
ВАНЯ, продолжая сооружать бутерброды; – Переходной возраст… Ничего, езжай. Раз надо, значит ехай.
МАМА; – Ты думаешь все будет хорошо? Пообещай мне.
ВАНЯ; – Всё. Будет. Хорошо. Точка. Ру.

В КОМНАТЕ РЕБЯТ. ФЕДЯ в наушниках за включенным компьютером, манипулирует на клавиатуре. На экране монитора компьютера виртуальные сноубордисты, в углу монитора мигает «коннект», т.е. «связь», в отдельном окошке появляется титр;

Алиса; – Привет, Синоптик! Хочу Ивана.

ФЕДЯ отвечает ей, не замечая вошедшего в комнату ИВАНА. У ИВАНА довольно агрессивный вид. На шее у него фартук. В руках у него нож. ФЕДЯ отвечает АЛИСЕ;

Синоптик; – И?
Алиса; – Он с нами?
Синоптик; – Отвали!
Алиса; – Грубишь, парниша.

В этот момент монитор гаснет. ФЕДЯ растерянно оглядывается, и видит…

…стоящего рядом с ножом и разрезанными проводами, ИВАНА.

ИВАН; – Прошу жрать пожалуйста!
ФЕДЯ; – Люди мечтают о хорошей жизни, а им все время устраивают веселую!

ФЕДЯ встает, берет с полки катушку скотча, отматывает 25–30 сантиметров. ИВАН ножом отрезает скотч от катушки, заклеивает им рот ФЕДИ и толкает его. ФЕДЯ плюхается на стул.

ИВАН; – Еще раз назовешь эту девушку шлюхой, и я тебя вырублю… – кивнув в сторону комнаты, –…из этого чата навсегда. Потому что я здесь, в этом нашем чате модератор. Усек?

ИВАН вкладывает ФЕДЕ в руку нож, накидывает на шею фартук и запрыгивает на верхний ярус кровати.

ИВАН; – Твоя очередь мыть посуду.

ФЕДЯ  освободившись от скотча; – Вот кстати, тебе тут мисс сноуборд внимание оказала. Спрашивает, ты с ней или как?
ВАНЯ; – У меня одно условие…

ВАНЯ переводит взгляд на плакат с «БЕРТОНОМ», а точнее на его роскошную доску, и…

…И, камера отъезжает от роскошной доски, одной из многих, из выстроившихся в ряд вдоль стены спортивного зала.

ИВАН разглядывает их, трогает. Неподалеку в кресле ФЕДЯ. ФЕДЯ смотрит соревнования сноубордистов по телевизору. В зал, вместе с группой спортсменов, входит АЛИСА. В руке у неё лист бумаги. Она стремительно приближается к ВАНЕ.

АЛИСА протягивая бумагу ВАНЕ; – Что это?
ВАНЯ; – Просто я записал свои условия.
АЛИСА; – Ты что на голову приземлился?

АЛИСА комкает бумагу и швыряет на пол. ФЕДОР поднимает лист, разворачивает и читает.

ИВАН; –  А если серьезно?

ФЕДЯ читает на подобранном листе бумаги, то что возможно прочесть, так как бумажный лист изрядно помят и
частично разорван; «…а впрочем, выходи за меня замуж. Отдаю себе отчет, что такое быстрое решение не говорит обо мне как о человеке…»

АЛИСА; – А если серьезно? А если серьезно, то я обещаю…

ФЕДЯ поднимает глаза от бумаги, и с надеждой смотрит на АЛИСУ.

АЛИСА; – Я обещаю подумать. Я обещаю очень серьезно подумать над твоим предложением, если, конечно ты выиграешь соревнования. Выбрал себе комплект? – и, АЛИСА кивает на доски.

ИВАН берет понравившуюся доску и крепление.

АЛИСА; – Отлично! Вперед!

Серебристый джип отъезжает от спортивной базы. За рулем АЛИСА. Рядом с ней ИВАН. ФЕДЯ на заднем сиденье. Он, не мигая, смотрит вперед на набегающую на капот автомобиля заснеженную дорогу, и вдруг кадр…

…трансформируется в окно компьютерной программы Internet Explorer, со всеми атрибутами, как–то “строка состояния” и пр.
На экране компьютерная игра от первого лица. Вид из автомобиля, с водительского сиденья. Компьютерный автомобиль мчится по узкой заснеженной горной дороге, то и дело рискуя свалится в пропасть. На редких дорожных знаках, попадающихся навстречу, вместо привычных нам обозначений, интернет–адреса. Например; mail.ru  или xxx. com.

Время от времени на экран выпрыгивают, так называемые, рекламные баннеры. И надписи типа; «Удаленный сервер не отвечает», «Связь невозможно установить», «Измените кодировку», «Доступ закрыт» и пр.

ФЕДЯ, отгоняя наваждение, закрывает глаза и прислоняется лбом к холодному стеклу машины.

АЛИСА сосредоточившись на управлении, и между делом, ВАНЕ; – Смотри, доиграешься…  Вот возьму и соглашусь. А?

И в самом деле, почему бы мне не выйти замуж… Что, испугался, мучачо?
ВАНЯ серьезно; – Немного, – показывает кончик мизинца.


АЛИСА врубает экстремальную музыку на полную катушку. ФЕДЯ решившись, перелезает в багажник джипа. Они едут по заснеженному городу, мимо церкви, интернет–клуба, мимо рекламного щита со сноубордистом…
ФЕДЯ достает из кармана отвертку и начинает откручивать крепления с доски АЛИСЫ.

Гора с катающимися сноубордистами, лыжниками, детьми на санках.
У подножия горы серебристый джип с открытым багажником. Около багажника джипа АЛИСА, ВАНЯ и ФЕДЯ. ВАНЯ

берет из багажника свою доску, а ФЕДЯ подает АЛИСЕ, её.

АЛИСА ФЕДЕ; – Добрый, воспитанный мальчик.
ФЕДЯ; – Ру.

АЛИСА пристально смотрит на ФЕДЮ.

ФЕДЯ; – Мальчик. Точка. Ру.
ВАНЯ ФЕДЕ; – Ты с нами, или?
ФЕДЯ; – Я против.

ВАНЯ внимательно смотрит на ФЕДЮ. ВАНЯ слишком давно знает брата, чтобы не почувствовать что с тем что–то не ладно.

ВАНЯ ловит крепление подъемника и зажимает между ног. И в этот момент АЛИСА прыгает на его доску. ВАНЕ приходиться обнять АЛИСУ. Так, в обнимку, они и движутся вверх.

АЛИСА; – Сейчас все обалдеют! Никто не верил, что я тебя уговорю.

ИВАН тревожно смотрит вниз, на стоящего у серебристого джипа ФЕДЮ.
АЛИСА перехватывает его взгляд.

АЛИСА; – Расслабься, папуля. Все будет тип–топ!

На вершине горы ВАНЯ освобождается от крепления подъемника, но продолжает удерживать в объятиях АЛИСУ. Их лица так близко, что этот их поцелуй получается непроизвольным. Ребята целуются, когда их сбивает следующий, поднимающийся на подъемнике. АЛИСА и ВАНЯ падают. АЛИСА лежит на ВАНЕ, лицом к нему. И тут раздается хохот и приветствия. Это…

…группа ребят с досками встречают их.

АЛИСА  вскакивает. Втыкает в снег свою доску.
ИВАН тоже встает и втыкает свою доску в снег.

Ребята подходят к АЛИСЕ и ИВАНУ.

АЛИСА всем; – Ну? Что я говорила? Кто не верил? Разрешите представить – Иван!

Все ребята, кроме одного парня, живо реагируют. Этот, единственный кто не рад ВАНЕ, сидя на корточках пристегивает ботинки к креплениям.

АЛИСА; – Он в нашей команде! Теперь кубок наш!

Все ребята радостно вскидывают руки; – Йес! Ура!

ПАРЕНЬ, ЧТО НЕ РАД подкатывает на доске к ВАНЕ.

ПАРЕНЬ, ЧТО НЕ РАД, мерит скептическим взглядом ВАНЮ; – Павлины, говоришь? Ну посмотрим, что ты за Сухов такой…

ПАРЕНЬ, ЧТО НЕ РАД, как бы невзначай, толкает ВАНИНУ доску. Доска едет с горы…

ПАРЕНЬ, ЧТО НЕ РАД; – Ты куда? Хозяина забыла?

ВАНЯ бросается к ПАРНЮ, ЧТО НЕ РАД, но тот уже скользит с горы. ВАНЯ хватает доску АЛИСЫ и бросает на ней за обидчиком.

ПАРЕНЬ, ЧТО НЕ РАД, влетает на трамплин…
ФЕДЯ, от джипа, наблюдает за тем, как…
…как, ПАРЕНЬ, ЧТО НЕ РАД, делает красивый пируэт, и приземляется под восторженные крики болельщиков.
И тут к ФЕДИНЫМ ногам подкатывает съехавшая налегке, доска ВАНИ. ФЕДЯ смотрит на неё, пытаясь сообразить, что произошло. Каким образом доска его брата оказалась здесь? И тут раздается восторженный рев болельщиков. ФЕДЯ поднимает глаза, и видит…
…мчащегося на доске, вниз по склону, ВАНЮ, который…
…который, уже почувствовав неладное, смотрит вниз, на крепление…
…что болтаются и грозят вот–вот отлететь от доски.
У ФЕДИ от неожиданной догадки – неужели брат взял доску АЛИСЫ?! – сводит судорогой лицо.
ИВАН взмывает над трамплином. Не выдержав нагрузки, крепление отлетает…
Толпа ахает. ФЕДЯ бросается к брату, но никак не может протиснуться сквозь сомкнувшиеся вокруг того, спины болельщиков. В бессильной ярости он колотит по спинам кулаками…

Середина февраля. Полдень. Первые сосульки, первая капель. На подоконнике флакончики с лекарствами…

КОМНАТЫ РЕБЯТ. ВАНЯ отъезжает в инвалидном кресле от окна, придвигается к компьютеру и с некоторым остервенением начинает работать на клавиатуре.

Монитора мы не видим, только ВАНИНЫ руки, летающие над клавишами…

Теперь мы смотрим на ВАНЮ из–за монитора компьютера. Медленно, бесконечно и завораживающее медленно, камера наезжает на лицо ВАНИ. По мере укрупнения, взгляд ВАНИ стекленеет, и мы слышим, как его руки всё с большим напором переходящим в ярость, стучат по клавишам. Так что кажется, клавиатура должна разлететься на части. К тому моменту, когда в кадре остается только ВАНИНО лицо, он уже колотит ладонями по клавишам и в конце концов сметает клавиатуру на пол.

Из–за ВАНИНОНОГО плеча мы смотрим на монитор. Оказывается компьютер выключен. Он с самого начала был выключен. Только над столешницей, над тем местом где лежала клавиатура – ВАНИНЫ руки. Руки все еще подрагивают, пальцы чуть шевелятся, словно продолжают колотить по клавишам…

В КОМНАТУ РЕБЯТ входит ФЕДЯ. Он, наверное собрался уходить, поэтому в верхней одежде.

ФЕДЯ; – Ну мало что может случится с человеком. Тут можно и заболеть, и необязательно в больнице есть телефон. И потом, вот два дня назад, сам же говоришь, кто–то звонил, а трубку ты не взял. Может это Алиса как раз и звонила.
ВАНЯ; – Я не успел подъехать… Что за привычка из сортира разговаривать по телефону.
ФЕДЯ; – Легко мог добежать…
ВАНЯ; – В каком чате ты чатишься?
ФЕДЯ, как в тысячный раз; – Тебе доктор сколько говорил – ты можешь ходить. Уже всё заросло. Это психическая травма.

Ты можешь встать и идти.
ВАНЯ с напором; – В каком чате ты чатишься?
ФЕДЯ; – В «Кроватке»… Или ты собираешься всю жизнь, так вот, кататься в коляске?
ВАНЯ; – Да, ты говорил – в «Кроватке». Я забыл. Можно я возьму твой ник?
ФЕДЯ; – Бери…

ФЕДЯ уходит. ВАНЯ подъезжает в инвалидном кресле к компьютеру.

В КОМНАТЕ РЕБЯТ. Ночь. Тонко дребезжит под напором ветра оконное стекло. От раскачиваемого ветром уличного фонаря мечутся тени по стенам комнаты. ФЕДЯ лежит на верхнем ярусе кровати и смотрит вниз, где…

…за включенным компьютером, в инвалидной коляске его брат ВАНЯ. Точнее, силуэт его брата на фоне включенного монитора. ВАНЯ работает на клавиатуре. Вся эта картина в точности, ну или почти в точности, повторяет виденное уже однажды ФЕДЕЙ. Виденное в тот день, когда мама подарила им компьютер. На ВАНЕ характерная футболка, с наивным детским рисунком на груди и характерным рисунком на обшлагах, на ФЕДЕ тельняшка брата.

ФЕДЯ оставляет постель и спускается на пол. Подходит к ВАНЕ. ВАНЯ никак не реагирует на ФЕДЮ.

ФЕДЯ; – Я тебе не дам.
ВАНЯ; – Что?
ФЕДЯ; – Я тебе не дам сидеть…
ВАНЯ; – Отстань.
ФЕДЯ; – Это я… Это я открутил крепление на доске.
ВАНЯ; – Не выдумывай. Иди спать.
ФЕДЯ; – Я хотел чтоб она… чтоб это была она, Алиса, понимаешь? Я открутил крепление на её лыже, когда мы ехали в машине. Потому что это из–за неё всё! Да, я хотел чтоб она… сдохла! Ну?! Ударь меня! Чтоб она сдохла!

ФЕДЯ пятится…

ФЕДЯ; – Встань! Иди сюда! Ударь! Дай мне в морду! Ты даже этого не можешь?
ВАНЯ; – Я… я тебя ненавижу.
ФЕДЯ; – Да?! Ненавидишь? Ну так иди сюда и набей мне морду! Нет?! Ну тогда я сам! Я тебя выкину! Я!

ФЕДЯ бросается к ВАНЕ. ФЕДЯ хватает инвалидное кресло–каталку за колесо и опрокидывает. ВАНЯ сопротивляется. В процессе борьбы ВАНЯ и ФЕДЯ сносят со стола монитор компьютера. Монитор падает, вначале на ребят, затем скатывается на пол, поэтому не разбивается и остается включенным. В конце–концов ВАНЯ выпадает из коляски. ФЕДЯ изловчившись оттаскивает инвалидное кресло к двери.

ФЕДЯ; – Потому что ты можешь ходить! Ты можешь!

ФЕДЯ забирается на второй ярус кровати. Под звезды на потолке.

ВАНЯ лежит на полу посредине КОМНАТЫ РЕБЯТ, в той же позе в которой сидел. Лежит, обнимая включенный монитор компьютера. ВАНЯ лежит сейчас так когда–то, семь лет назад, лежал на этом месте, ФЕДЯ.

Улица. День. ФЕДЮ обгоняет ДЕВУШКА ПОХОЖАЯ на Алису. ФЕДЯ некоторое время смотрит ей вслед, затем бросается вдогонку. Догоняет.

ФЕДЯ, ДЕВУШКЕ ПОХОЖЕЙ; – Ты… – осекся, – Извините.

Еще некоторое время ФЕДЯ смотрит ей вслед, переводит взгляд на витрину МАГАЗИН с женской одеждой. В витрине манекены в цветастых одеждах. ФЕДЯ задумчиво, кажется его посетила некая мысль, заходит внутрь МАГАЗИНА. Бредет вдоль рядов с женским бельем, одеждой. На ФЕДЮ, немного удивленно смотрит, продавец–девушка. Описав круг по торговому залу и, по всей видимости, приняв решение, ФЕДЯ уверенным шагом покидает МАГАЗИН женской одежды.

Дверь квартиры тихонько приоткрывается и с улицы в прихожую, стараясь не шуметь протискивается ФЕДЯ. Тихонько

снимает ботинки и бредет по коридору на цыпочках. Неслышно приоткрывает дверь КОМНАТЫ РЕБЯТ и видит…

…что его брат ВАНЯ сидит за включенным компьютером.

Осторожно прикрыв дверь КОМНАТЫ РЕБЯТ, ФЕДЯ крадется к МАМИНОЙ КОМНАТЕ. Входит. Плотно закрывает за собой дверь.
МАМИНА КОМНАТА это комната активно работающего фотожурналиста. Масса эстампов, фотографий… Всё стильно.

ФЕДЯ подходит к шкафу и нерешительно открывает дверцу – одежда, белье, женская одежда.
ФЕДЯ вытаскивает с полки дамскую шляпку. Одевает её. Морщится. Кладет обратно. Садится в кресло и включает мамин компьютер.

Мы видим ВАНЮ в КОМНАТЕ РЕБЯТ. ВАНЯ печатает на клавиатуре текст, который мы видим на экране монитора его компьютера. ВАНЯ работает в Сети под псевдонимом своего брата, «Синоптик».

«Синоптик; – Привет, всем!»

Выждав секунд пять и не получив ответа ВАНЯ печатает;

«Синоптик; – Никого нет что ли?»

И вдруг на его монитор его компьютера загружается фраза;

«Алиса; – Привет, Синоптик. Позови брата».

ВАНЯ растерянно оглядывается… Набирает текст.

«Синоптик; – Какая–такая Алиса?
Алиса; – Наверное, та самая. Секси–герлз. Позови, брата».

ВАНЯ ошалело смотрит на экран своего монитора. Наконец кладет руки на клавиатуру. Пальцы дрожат.

«Синоптик; – Вообще–то это я… Просто я взял его ник. Привет. ;););););)
Алиса; – Я не могла придти. Не могу. Я не могла позвонить. Прости. Я дура и сволочь, да?»

Солнечный день. Автобусная остановка. ФЕДЯ и ПАРЕНЬ, ЧТО НЕ РАД.

ПАРЕНЬ, ЧТО НЕ РАД отводит взгляд; – Алиса уехала. На соревнования. Кубок ведь.
ФЕДЯ безнадежно, горячо; – Я понимаю. Думаешь, я не понимаю… Понимаю… Я не говорю чтоб она зашла. Могла ж хоть позвонить! Ну почему не позвонить? А? Что ей трудно позвонить? Всего только позвонить.
ПАРЕНЬ, ЧТО НЕ РАД; – Есть такие люди, которые не любят проигравших. Вначале Алиска бросила меня. Я тогда провалился. Не вошел даже в тройку. Потом она бросила… Да, ладно! – безнадежно машет рукой, – Ты извини, что я это тебе говорю. Не надо было говорить.
ФЕДЯ; – Нет. Правильно, что сказал. Спасибо… Ну… я пойду…

ПАРЕНЬ, ЧТО НЕ РАД и ФЕДЯ расходятся, но тут ПАРЕНЬ, ЧТО НЕ РАД останавливается и издалека кричит ФЕДЕ.

ПАРЕНЬ, ЧТО НЕ РАД; – Одного я не пойму – надежнее фирмы чем «БЕРТОН»,  не знаю! Как оно отлетело, это чертово

крепление? Не понимаю… – машет рукой и уходит.

ФЕДЯ некоторое время смотрит ему вслед…

В МАМИНОЙ КОМНАТЕ. ФЕДЯ работает на мамином компьютере. ФЕДЯ пишет от имени Алисы Синоптику (то есть, ВАНЕ).

«Алиса; – Ты будешь смеяться…
Синоптик; – Никогда!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Мы с тобой переписываемся две недели и я ни разу не смеялся!
Алиса; – Ладно. Такие стихи… Однажды в забавной далекой стране,
Где персики скачут навстречу кошмарной жаре…
Синоптик; – Кто??????????!!!!!! Скачет?????????????????????????????????????
Алиса; – Это такая фАнтАзиЯ!!!!!!!!!!! А ты хочешь что–б что ска–ка–ло? – и не дождавшись ответа; – Где саквинки бродят босыми лапами в траве…
Синоптик; – Где цвыкуны фырчут на тертой струне?
Алиса; – И всё, как во сне, подчиняется мне!
Синоптик; – Нет!!!!! Рано!!!!! Здесь надо… где синие мыши всю ночь пререкают сове!
Алиса; – !!!!!!!!!! А дальше… Там слюпики щелкают вред в изумрудной траве… – ждет.
Синоптик; – Погоди… И псы помирают всегда понарошку во сне,
Алиса; – Лишь только, лишь только… м–м–м…
Синоптик; – Потому что оно, как во сне, подчиняется мне!!
Алиса; –  ;););););););););););););)!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!»

ФЕДЯ натыкаясь на прохожих бредет по улице. Он смотрит себе под ноги. Тротуар пляшет под подошвами ботинок.

Федя переходит улицу и вдруг раздается визг тормозов. ФЕДЯ поднимает голову и видит капот автомобиля, и дальше, за лобовым стеклом, побелевшее лицо зажмурившегося водителя. Водитель открывает глаза. Некоторое время они смотрят

друг на друга. Потом водитель говорит. Слов не слышно, но ФЕ ДЯ угадывает по губам;– «Жить надоело?»
ФЕДЯ опускает голову, и это выглядит, будто он кивает головой, в знак согласия…
Опустились ранние зимние сумерки, когда ФЕДЯ останавливается у церковной ограды. Нерешительно заходит за ограду. Бредет ко входу в церковь. Останавливается у тяжелой двери, не решаясь войти. Здесь, у входа, крестится НАБОЖНАЯ СТАРУШКА.
ФЕДЯ вспомнив что–то виденное или слышанное, тянет с головы шапку и переминается с ноги на ногу…

Приближается девушка. Заметив ФЕДЮ без шапки, снимает свою и хочет войти.

НАБОЖНАЯ СТАРУШКА   ДЕВУШКЕ; – Платок–то есть?
ДЕВУШКА испуганно; – Нет.
НАБОЖНАЯ СТАРУШКА  ДЕВУШКЕ; – Ну тада надень хоть шапку… – тихонько, устало, – От нехристи…
ДЕВУШКА; – Извините…

ФЕДЯ, вслед за ДЕВУШКОЙ, торопливо напяливает шапку.

НАБОЖНАЯ СТАРУШКА   ФЕДЕ; – Ни тебе говорено… Сними.

Раздосадованная ФЕДИНОЙ непонятливостью НАБОЖНАЯ СТАРУШКА, вслед за ДЕВУШКОЙ, входят в храм. В открывшуюся дверь ФЕДЯ видит горящие свечи, золотистые отсветы икон и пр. Дверь закрывается и ФЕДЯ бредет прочь. Бредет, всё ускоряя и ускоряя шаг, и вот он уже мчится. Еще быстрее. Быстро, как только возможно. И, кажется, еще быстрее. Нужно бежать, чтобы не думать, не чувствовать. Нужно бежать – вдруг удастся убежать от себя.

Наконец силы оставляют ФЕДЮ, и он останавливается в каком–то, незнакомом ему и пустынном в этот час, дворе. ФЕДЯ делает еще несколько шагов. Натыкается на дерево. Поскальзывается на укатанной дорожке. Падает. Садится, раскинув ноги циркулем. Бормочет, царапая ногтями ледяную дорожку;
– Бог! Помоги, мне Бог. Я тебя очень, Бог! Я тебе что хочешь, Бог! Ну, что тебе стоит, Бог?! Я понимаю у тебя столько всяких… Землетрясения, войны, и… Но что мне теперь?! Как?! Если я люблю его, Бог!

Откуда–то выныривает здоровенная псина и тычется мордой в ФЕДИНО плечо. И облизывает ФЕДЕ лицо. И поскуливает.

ФЕДЯ собаке; – Это я во всем виноват, понимаешь?! Это из–за меня всё! Зачем только он взял чужую доску?

Из–за угла дома выходит ДЕВОЧКА с ПОВОДКОМ.

ДЕВОЧКА С ПОВОДКОМ; – Буч! Буч, ко мне! Я кому сказала? Что это за наказание Господние… Буч! Немедленно! 

ДЕВОЧКА С ПОВОДКОМ подходит ближе. Замечает ФЕДЮ. Останавливается.

ДЕВОЧКА С ПОВОДКОМ; – Вам плохо?
ФЕДЯ; – Что?
ДЕВОЧКА С ПОВОДКОМ; – Вам плохо?
ФЕДЯ; – Мне?..

ФЕДЯ встает и сопровождаемый взглядами собаки Буча и ДЕВОЧКИ С ПОВОДКОМ, бредет прочь.

ФЕДЯ в МАМИНОЙ КОМНАТЕ работает за компьютером.

«Алиса; – …такое настроение, что у меня заболел брат. ;(;(;(;(
Синоптик; – Алиса, у тебя есть брат????????
Алиса; – У меня есть брат!!!!!!!!!!!!
Синоптик; – Познакомишь меня с ним?
Алиса; – Он тебе не понравится.
Синоптик; – Почему, Алиса?
Алиса; – Он злится на меня. Ты сразу поймешь, как он злится на меня. А я не хочу, чтоб ты знал как он злится на меня.
Синоптик; – Но ты же его любишь?
Алиса; –  Опаньки! Я, да. А он никогда меня не любил. Иногда я его так ненавижу. Мне хочется его убить. Взять и убить. Особенно когда он делает вид что не замечает меня. Он всю жизнь делает вид, что меня нет. Или я какое–то мелкое… какое–то уродище, блин. Будто я его не люблю. Мы даже ни разу не поговорили толком. Вот ты можешь себе представить мы уже столько лет и ни разу не поговорили толком. Хотя я так думаю, что зачем же тогда люди, чтоб даже когда они так любят друг друга и когда они такие близкие и то, они, эти люди даже не могут поговорить друг с другом. Чтоб уже не было так противно, и как будто одиноко, и особенно одиноко потому что рядом кто–то есть, которого ты как будто, или на самом деле так любишь, и как будто уже ближе никого нет и все равно! Ты понимаешь меня?.. Почему ты молчишь? Эй! Ты где??????????????? Ты отсоединился????????????????? Где ты?????????????????..»

По монитору компьютера за которым сидит ФЕДЯ скользит тень и в то же мгновение на руку ФЕДИ, припечатывая её к клавиатуре опускается рука. По характерному обшлагу футболки мы понимаем, что это ВАНИНА рука. Треск клавиатуры обрывается и становится тихо.

ФЕДЯ замер, не решаясь не то что оглянуться, даже пошевелится. Чтобы не обмануться – а ну как, его брат не стоит на своих ногах, а сидит в кресле–каталке?

ВАНЯ; – Здравствуй, брат…
ФЕДЯ; – Здравствуй…

Александр Папченко 25 августа 2002 года

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

карандаш