Сценарий А. Папченко, реж. С. Айнутдинов.

www.papchenko.ru

«В стороне от бетонных развязок...»

«««««««»»»»»»»»

Оглушающая тишина. На переднем плане, вне фокуса, очертания лица спящего мальчишки. Сантиметрах в двадцати далее, мягкие трепетные губы лошади, с хрустом, сочно щиплют, пронзительно зеленую траву. Вот лошадь натыкается на лицо мальчишки, которое уже в фокусе, нюхает его. Мальчишка улыбается во сне. Лошадь фыркает. Голос женщины звучит, как сквозь вату; - Мишка - а - а... Просыпайся, Миша...

Быть может это голос мамы. Мишка открывает глаза и... и за кадром начинается песня, а в кадре обстановка современной квартиры. Мы понимаем, что предыдущий эпизод приснился выросшему Мишке. Он подходит к окну - урбанистический пейзаж современного города. Пейзаж трансформируется странным образом; крыши домов превращаются в пласты ссохшейся земли, а изломы улиц - в трещины - каньоны. В глубине этих каньонов не черно, как могло бы представляться, а зелено. Словно под иссохшейся коркой теплится жизнь. Да так оно и есть. Камера приближается к разлому в земле и мы видим, что прямо из склонов каньона торчат фрагменты уютных деревенских домиков, («домиков - дедушек»), колодцы с журавлями, погосты, зеленеют деревья... и всё это уходит на немыслимую глубину, куда то внутрь земли... И мы понимаем, что земля насквозь живая, и мы понимаем на чем стоим... На все это смотрит муравей, стоящий на краю каньона с неподъемной соломинкой на плече. Он чешет обескуражено в затылке и заплетает усики в знак вопроса, не зная, как преодолеть преграду, и...

... и, тяжелый ботинок опускается на соломинку...

...которая, словно катапульта, перебрасывает муравья через трещину. Второй ботинок перешагивает разлом в земле и по мере удаления, мы видим певца во весь рост. Он идет к машине и поет. Он кладет руку на крышу машины...

...или это круп лошади? А ее умная добрая морда щупает губами ладонь певца в поисках кусочка сахара? Но рука переворачивается тыльной стороной, вставляя ключ зажигания в замок... Певец в машине, он едет и поет. Тормозит на красный свет светофора. Круглая, выпуклая линза аппарата, как земляничина. Или это и есть земляничина? Лежащая в тарелке - блюдце. Одна из многих земляничин, залитых молоком. Ложка цепляет ягоду... неожиданно зеленую, как сигнал светофора. А это и есть зеленый сигнал светофора. Певец трогает автомобиль и едет. И обгоняя машины - поливалки, неожиданно попадает под фонтаны воды. По лобовому стеклу машины, вместе с водой струятся и стекают, размытые контуры домов, дороги...

...или это стекает - струится в небо жаркое марево остывающей земли? И в этом струящемся мареве, красные на закате, силуэты лошадей и мальчишек которые поднимая фонтаны радужных брызг, купают их в реке...

Лошадь косит умным выпуклым глазом в сторону... певца, который,  очень медленно едет на своем автомобиле...

...рядом с тележкой влекомой лошадкой - пони. Это, около городского парка - сквера, катают детей. Какой- то мальчишка, очень похожий на того самого, спящего в начале клипа, пристально и серьезно смотрит на певца. Наконец почувствовав на себе его взгляд, певец оборачивается, встречается глазами с мальчишкой...
- Мишка - а - а! - раздается чей то женский, или детский? - голос.
Мальчишка вскакивает...

Певец вжимает педаль тормоза в пол. Машина рывком тормозит... Певец оглядывается на мальчишку, но видит... видит сквозь открытое окно деревенского дома, сидящую на изгороди конопатую смешную девчонку. Она беззвучно кричит, но по губам мы легко читаем; «Мишка!» И машет ему призывно рукой - мол, пошли гулять.

А на переднем, крупном, плане, на залитом солнцем дощатом столе, тетрадь в косую линеечку и неровные слова из домашнего задания по правописанию- мама мыла раму... В простенке между окнами висят часы - кукушка. Сама птица видимо приставлена, что бы надзирать за хулиганистым Мишкой и поэтому ее распирает от осознания собственной значимости и важности доверенного ей дела. Кукушка вальяжно расположилась верхом на часах, лапой удерживая минутную стрелку, чтоб она не коснулась цифры «пять». Кукушка ловко сворачивает самокрутку. Лихо прикуривает...

...и вдруг заметив, что за ней наблюдают, что это нетерпеливый Мишка которому не терпится гулять, делает ей «угрожающие» рожи, поспешно говорит:
- Ну, ку - ку, ку - ку! - и отпускает минутную стрелку...

Минутная стрелка делает шаг ...

... на часах доктора. Врач опускает стетоскоп и недоуменно разводит руками - вы здоровы, вы совершенно здоровы. И певец подхватив пиджак, шагает к двери...

... за которой его ждет дедушка, сидящий в телеге. Дно телеги густо устлано сеном. Певец небрежно бросает пиджак в телегу и садится рядом с дедушкой. Дедушка встряхивает вожжами...

Колеса телеги проворачиваются...

Певец падает навзничь в солому лицом вверх и смотрит в небо... Кадр напоминает, тот начальный, с лицом спящего мальчишки... Затем, с верхней точки мы видим круп лошадки, сутулую спину дедушки и лежащего, навзничь, певца... Мы думаем, что телега одна на дороге, так как, в кадре нет кроме нее ничего. Камера берет план пообщее. И теперь кроме телеги, с верхней точки, мы видим фрагменты нескольких машин и догадываемся, что телега движется по небольшой дороге или шоссе... Камера берет еще более общий план и мы видим десятки машин, со всех сторон окруживших телегу и мы понимаем, что телега утонула в огромной автомобильной пробке, но мы представить себе не можем до какой степени она огромна. И лишь после следующего отъезда камеры, когда мы видим, действительно океан машин, нам становится страшно за хрупкую тележку, влекомую всего лишь одной, но живой лошадью, совершенно потерявшуюся среди этого железа... Для зрителя, этот эпизод выглядит так, что каждый отъезд камеры, он воспринимает, как последний и совершенно не ожидает следующего отъезда...

... И наверное, с этой же точки, этот же проспект, но скорее всего под утро. Спят многоэтажки, мигают на пустынных перекрестках желтым светом, светофоры, машин нет... пусто, тихо... Одинокая лошадь без упряжи, громко цокая подковками, мчится куда - то... То ли прочь из города, то ли просто в детство.

Июнь 98 года

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

карандаш