Александр Папченко.

Литературный сценарий короткометражного игрового фильма

Пародия.

 

Летний вечер. У входа в провинциальную гостиницу паркуются автомобили дорогих марок. Из автомобилей выходят люди. Судя по их одежде, жестам и манере цедить слова сквозь зубы, это плохо замаскированные гангстеры. Бандиты входят в гостиницу...

Тем временем в гостиничном номере Мама, ее одиннадцатилетний сын Максим, и ее дочь Маша. Маше около двух лет.

Мама, Максим и Маша, только что заселились в номер. Мама ставит чемоданы...

Мама: - Ну, вот, Слава Богу... Так, я на две минуты к администратору, а вы не

балуйтесь. Максим, обещаешь?

Максим: - Угу...

Мама: - И присмотри за Машкой!

Максим: - Угу... Ладно.

Мама уходит. Максим подходит к окну - ничего интересного, самое обыкновенное лето. Максим включает телевизор - обыкновенная лабуда. Максим надевает наушники плеера, сует в рот жвачку, плюхается на кровать и начинает гримасничать и подергиваться под впечатлением оглушительной, крутой и очень кислотной музыки.

Машка некоторое время смотрит на Максима, оглядывается на дверь, куда ушла Мама, вспоминает что-то и подступает к распростертому ниц, телу брата.

Маша: - Я хочу писсать...

Максим, оглушенный музыкой, отмахивается: - Да - да, покушай что нибудь...

Маша подпрыгивает от нетерпения: - Я хочу писсать!

Максим: - Достала! Возьми там в сумке, поешь...

Маша канючит: - Я сама еще не умею...

Максим: - Знаешь кто ты?! Терминатор! Весь кайф ломает. Тебе сказано, мама

вернется - покормит, - и Максим продолжая активно тащиться под впечатлением крутой музыки, закрывает глаза.

Маша, тяжело вздохнув, идет к входной двери и после секундной заминки, выскальзывает в гостиничный коридор...

 

…А в это время, в другом гостиничном номере, в номере люкс, за громоздким столом, друг напротив друга, расположились те самые, выходившие из автомобилей гангстеры. Теперь они не маскируются: между фруктами и выпивкой на столе, двумя ровными линейками лежат автоматы и всякие ужасные пистолеты, направленные стволами в лица высоким договаривающимся сторонам. Судя по напряженным лицам, ядовитым усмешкам и хищным взглядам, бросаемым на оружие, диалог двух гангстерских синдикатов зашел в тупик.

- Ты неправ, Камаль...- наконец выдавливает из себя худощавый тип, несомненно главарь одной из группировок, и у него от напряжения дергает пару раз тиком щеку.

- Нет, это ты неправ, Пончик...- цедит в ответ Камаль, многозначительным жестом поправляя зачесанные назад по Тарантиновски, длинные волосы.

В гостиничном номере люкс повисает напряженная тишина. Кажется достаточно малейшего шороха или неосторожного движения, чтоб дрожащие от нервного напряжения страшные руки, схватились за ужасное оружие.

- Нет, все-таки это ты неправ, Камаль... - цедит Пончик, чуть придерживая дергающуюся щеку левой рукой, а правой берет фужер с шампанским и демонстративно раздавливает его в кулаке…

 

…Эту драматическую сцену в номере люкс, мы наблюдаем в узкую дверную щель, вместе с Охранником, типичнейшим громилой, в длинном до пят плаще, с бритым затылком, и совершенно бессмысленным, тупым выражением лица. Прикрыв осторожно дверь, Охранник лениво зевает и поправляет отчетливо угадывающийся под плащом, автомат. Охранник скучает, потому что…

 

…Тихо в коридоре. Древние, как сама гостиница, ковровые дорожки гасят звуки. Пылятся банальные фикусы в своих необъятных кадках. Лишь мухи, звенят и бьются от безысходности и тоски, своими мушиными головами об оконное стекло...

Из-за поворота коридора показывается девочка Маша. Она идет по направлению к охраннику.

Ее появление никак не отражается на отупевшем от скуки, лице гангстера – Охранника.

Девочка Маша подходит к Охраннику и неожиданно вцепляется тому в полу плаща.

- Хочу писсать... - докладывает Маша.

Охранник медленно теряет сонное выражение и опускает взгляд.

- Писсать хочу, - повторяет Маша.

Охранник морщится;

- Ну, старушка, ты совсем офигела, в натуре - произносит он озадаченно и аккуратно пробует отобрать у девочки полу плаща.

 

А тем временем за тяжелой гостиничной дверью номера люкс, напряжение достигло апогея. Две противоборствующие стороны уже стоят друг напротив друга. Между ними лишь стол.

Руки бандитов, по миллиметру, дрожа от напряжения и желания побыстрее укокошить несговорчивого коллегу, придвигаются к ребристым рукояткам оружия. Крупные капли пота проступают на лбу Пончика.

- А я говорю, что если тут кто-то и неправ...- говорит Пончик, дергая щекой и, тянется за вилкой. Мы видим на столе перед Пончиком и Камалем массу поломанной и подавленной в демонстрации силы, посуды. Пончик берет вилку и скручивает ее узлом, - ... так это ты, Камаль.

- А я говорю, что если тут кое-кто...- Камаль шарит по столу, но вся ближайшая сервировка уже уничтожена и ему замедленно отдает свою ложку ближайший сосед по шеренге, -... думает про других, что он неправ, то он все равно неправ, хоть он и думает что наоборот прав, но на самом деле он неправ, - и Камаль скручивает ложку в узел и швыряет на стол, присоединяя ее к куче обломков.

( Во время этого разговора и скручивания ложок, гангстеры смотрят друг другу в глаза, будто играют в моргалки - глазелки.)

 

(По глубине трагизма и внутреннему напряжению эта сцена может сравниться, разве что с финалом комедии Н.В. Гоголя « Ревизор», когда в театре заклинит занавес…) – от автора!

 

…А в это время в коридоре Охраннику никак не удается отобрать у девочки Маши свою ногу.

- Тоже нашла, блин, время... - растерянно шепчет Охранник, неожиданно затравленно, оглядываясь по сторонам. Теперь, по этому его взгляду, нам ясно, что такого пункта, как отъем своей ноги у ребенка, в его бандитской подготовке не было. Каратэ было, стрельба была, а Машки не было.

- Хочу! - настаивает Маша.

- Вот, дьявол, в натуре ... - шепчет Охранник. Но пустынно в коридоре и некому помочь бандиту...

- Ну, ладно! - наконец сдается гангстер. Ловким движением забрасывает - сдвигает под плащом автомат на спину - набок. Тяжело вздыхает. Берет девочку и кое как, совершенно неловко и неумело, прилаживает ее над кадкой, под пыльным гостиничным фикусом. Его лицо выражает сложную гамму чувств.

- Пись-пись-пись... - шепчет бандит международный пароль.

Все идет как нужно, но тут Маша, с высоты своего положения, замечает металлический блеск в глубине оттопырившегося плаща Охранника. Откуда знать ребенку, что это боевой автомат?

Любознательная девочка протягивает руку и нажимает на спусковой крючок оружия. Раздается ужасный грохот!..

 

.. Длинная цепочка автоматных пуль вспарывает ковровую дорожку, затем дверь номера люкс. И, словно дождавшись сигнала, из-за двери номера люкс, раздается адская пальба и взрывы... Сама дверь вылетает, сорванная с петель. Дверной проем застит дым. Из дыма, ковыляя, выходит оборванный, чумазый и обгоревший, Пончик. В руках у него по револьверу. Покачиваясь, он несколько секунд оторопело наблюдает Машу над кадкой и своего Охранника…

 

…Побелевший от ужаса Охранник смотрит на своего шефа и лицо бандита морщится в гримасе; это или тик, или полуулыбка, или то и другое одновременно.

- Ко-Клоп... чо - что это?! - заикаясь, звенящим шепотом, спрашивает шеф, и с него на пол падает оторванный в перестрелке рукав костюма.

 

- Мы пи-пи-пи... ссаем... - тоже заикаясь и тоже шепотом, отвечает Охранник.

 

От такого заявления у Пончика дергает тиком щеку.

 

В ответ у Охранника тоже дергает тиком щеку, и Охранник начинает тихонько дымиться.

 

Потрясенный Пончик вопрошает трагическим шепотом;

- Ка - ка - как писаем? А на фи - фи - фига-ж мы гу-группу Камаля за-за-за... - на пол падает оторванный в перестрелке большой фрагмент костюма (так наз. полочка).

- ...за-за-за...- тянет в приступе заикания Пончик.

 

- ...Замочили?... - помогает шефу Охранник.

 

- Ну, да... - и шеф теряет штанину.

 

Охранник пожимает плечами; - А что вы уже передумали, шеф?

 

В коридоре появляется Максим. В ушах наушники плеерак. Максим по прежнему жестикулирует и гримасничает и сосредоточен целиком на себе и свой музыке...

Не замечая некоторых странностей окружающей обстановки, Максим подходит к Охраннику...

- Ладно, уговорила... - произносит Максим, - Пошли, покормлю. А то наябедничаешь маме... - и Максим забирает Машу у Охранника.

 

Охранник опускает руки и с него тут же опадает на пол одежда... потому что она распорота, словно лезвием бритвы, автоматной очередью, по спине, от воротника до пят. Этот разрез - разрыв все еще дымится... Охранник не замечает того, что он остался в длинных семейных трусах в цветочек, в носках, в шляпе и с автоматом на волосатом плече. Его толстопузая, кривоногая фигура комична.

- Что? - наконец реагирует на падение плаща Максим.

- Не-е-е... - мычит Охранник и чуть пятится.

 

Шеф Пончик в ярости, не поднимая рук и не двигаясь, разряжает барабаны своих револьверов в пол, и теряет штаны. Теперь он тоже в трусах в цветочек...

 

- С вас что-то упало... - вскользь комментирует Максим, проходя мимо Пончика, - А это что у тебя? - замечает вдруг нечто в руках у Маши, - Ну-ка верни дяде и скажи спасибо. Вечно все тащит, как ворона...- ворчит Максим и, подергиваясь в музыкальном экстазе, уходит по коридору.

 

Маша подбегает к пятящемуся Охраннику.

- Колечко я взяла себе. Ладно? Спасибо, - говорит кокетливо девочка, сует нечто в руки растерявшемуся Охраннику и вприпрыжку мчится за Максимом.

 

Охранник с ужасом смотрит себе в руки - там лежит граната без кольца...

Шеф с ужасом смотрит в руки охранника...

- Ма-ма-ма-ма... - нечленораздельно мычит Охранник, роняя гранату на пол и в следующее мгновение, он и его шеф бросаются к окну.

 

Грохот бьющегося стекла. Выбивая раму из окна, красиво вылетают - выпадают гангстеры...

 

Девочка Маша, обернувшись, показывает язык. Длинный и нахальный.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

карандаш