Александр Папченко  

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
www.papchenko.ru

По мотивам повести Роберта Льюиса Стивенсона «Остров сокровищ». В трех  действиях.

Действующие лица:

  • Джим Хокинс  – лет тринадцать
  • Джон, она же Дженни – лет двенадцать
  • Сквайр Трелони
  • Доктор Ливси
  • Капитан Смоллетт
  • Пираты;
  • Билли Бонс
  • Сильвер  – одноногий, на костыле.
  • Слепой Пью – слепой, с тростью.
  • О, Браун
  • Джордж – заика.
  • Морган
  • Мэлли
  • Уэстли – бомбардир
  • ПИРАТ №1
  • ПИРАТ №2
  • ПИРАТ №3
  • ПИРАТ №4
  • ПИРАТ №5
  • Том – честный моряк

 

ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ


Место действия; Трактир «Адмирал Бенбоу». Входная дверь, окно, очаг, столы,    
стулья, лестница на второй этаж, на видном месте,
нарисованный Джимом портрет матери, и тд.
Ненастный вечер. Несколько горящих свечей на столе. В  
комнате д–р Ливси и грустный Джим Гопкинс.

С пустынных меловых холмов Мальборо доносится зловещая пиратская песня;
Так весело,
Отчаянно
Шел к виселице он.
В последний час
В последний пляс
Пустился Макферсон.

–   Привет вам, тюрьмы короля,
Где жизнь влачат рабы!
Меня сегодня ждет петля
И гладкие столбы.
В полях войны среди мечей
Встречал я смерть не раз,
Но не дрожал я перед ней –
Не дрогну и сейчас!
Я жизнь свою провел в бою,
Умру не от меча.
Изменник предал жизнь мою
Веревке палача.
Так весело,
Отчаянно
Шел к виселице он.
В последний час
В последний пляс
Пустился Макферсон.1

Д–р Ливси; – Какая зловещая песня. Говорят поблизости объявилась шайка… О чём я? Да, так вот, ты уже не маленький, Джим. Возьми себя в руки. Покойная была святой… но чахотка увы! не щадит никого.
Джим; – Вы очень добры, доктор Ливси.
Д–р Ливси  о портрете матери Джима; – Ты рисовал? Сам? Замечательный портрет, миссис Гопкинс. Замечательный.
Джим; –  Вот, доктор деньги. Мы вам задолжали за лекарства.
Д–р Ливси; – Брось, Джим. Отдашь, когда разбогатеешь… Кстати, Джим, ты не возражаешь, если я поговорю со сквайром Трелони, об отсрочке платежа, по последней закладной. Всё таки это будет чертовски несправедливо, если такого замечательного мальчишку судебный исполнитель вышвырнет на улицу.
Джим; – Мистер Бонс, обещал выплатить свой долг на следующей неделе.

Сверху раздается грохот сдвигаемой мебели;

Др–р Ливси; –  Легок на помине. Если мистер, «на следующей неделе», будет скандалить, Джим, снеситесь со мной. Без формальностей. Хорошо?
Джим; – Спасибо, мистер Ливси. Он когда напьется – спокойный. А трезвым он и не бывает.
Др–р Ливси; – Как знаешь – как знаешь. Сквайр Трелони звал на ужин. Так я замолвлю словечко насчёт закладной!
Джим; – Спасибо, мистер Ливси. Вы очень добры.

Др–р Ливси уходит. На лестничной площадке показывается Билл. В руках у него мушкет. Билл нетрезв.

Билл; –   Джим! Чертов мальчишка.
Джим; – Несу.

Джим несет Биллу бутылку рома.

Билл; – К чёрту выпивку. С кем это ты здесь трепался? А?
Джим; – Доктор Ливси приходил.
Билл; – Какого дьявола доку не сидится дома в такую мерзкую погоду… Эх,
Джим, зачем ты врешь старому Биллу! Скажи тогда, отчего у тебя рожа мокрая? А это потому что ты выходил во двор.
Джим; – Это… это…
Билл; – Это был мерзкий слепой старикашка с мальчишкой поводырем? Так,
Джим Гопкинс? Они тебя расспрашивали обо мне? Говори, иначе я тебя пристрелю!
Джим; – А это уж как вам будет угодно, сэр…
Билл; – Эй, ты куда? Холера тебе в печень! Ром, ром оставь! Позови матушку.
Джим; – Это невозможно, сэр. Матушки… её… Это невозможно, сэр.
Билл; – Чёрт… Неужто мисс Гопкинс представилась? Ну, ладно, ладно, не сердись на старого Билла Джим. Не скрою, я бываю груб, но никто не скажет что у старины Билла Бонса нет сердца.
Джим; – Ром, теперь всегда будет здесь. Берите сами. Когда вам это понадобится…

Билл спускается по лестнице в гостиную.

Билл; – Обиделся… Если бы ты получше знал Билли Бонса, ты бы не… Тихо!
Джим; – Что с вами?
Билл; – Ты видел?! Там кто–то был! За окном!
Джим; – Только вот с обедами, не знаю как. Наверное, вам придется столоваться в «Свистке и свинье».
Билл; – Дверь на щеколде? Ты не знаешь этих людей, Джим! Они меня из–под земли достанут? Тихо! Ничего не слышишь?
Джим; – Нет.
Билли отпивает рома из горлышка бутылки; – Что уставился? Думаешь старина Билли свихнулся? Слушай, если они меня накроют, знай, они охотятся за моим сундуком. Тогда садись на коня и скачи… хоть к этой сухопутной крысе, доку. И скажи ему, чтобы он свистал всех наверх. Чтоб они накрыли старую шайку Флинта, на борту «Адмирала Бенбоу». Всех до одного, сколько их еще осталось в живых! Я был штурманом старого Флинта, Джим, и я один знаю где находится то место… Тихо! Показалось… Флинт сам передал мне всё, когда валялся в Саванне при смерти…
Джим; – Сэр, всё-таки вам лучше лечь. И доктор Ливси вам говорил…
Билли; – Заткнись! Тихо!

Сквозь шум ветра, с улицы доносится характерное постукивание, палкой, с которой ходят слепые, о камни мостовой. Звук все громче.

Билл; – Пью! Джим, это Пью! Они нашли меня! Дверь на щеколду, Джим!! Ну же, быстро! Шевелись, Джим!

Джим направляется к двери. Дверь распахивается. Входят; слепой Пью, с тростью и поводырем. Поводырю, Джону, лет двенадцать. Билл направляет на вошедших свой мушкет.

Пью; – Бьюсь об заклад Билли, у тебя хватит ума, не продырявить своего старого приятеля, прежде чем узнаешь суть дела…
Билли; –  Ты же знаешь, Пью, я не любознательный…
Пью; – Насмешил. Кто тут еще?
Джим; – Это я. Я Джим.
Пью; – Дай мне своё лицо, Джим…

Пью ощупывает лицо Джима.

Пью; – Джон, присмотри за мальчишкой, пока я здесь… со старинным приятелем переброшусь парой слов. Не спускай с него глаз. А если что… ну, ты знаешь что делать!

Джон направляет на Джима мушкет. Пью тростью остукивает пространство около.

Билл; – Поклади палку!
Пью; – Вот видишь, Джон, что делает с моряком пресная водичка. Он уже не приглашает приятеля к столу.
Билл; – Ты знаешь меня Пью. И я тебя. Поэтому поклади свою чертову палку.
Пью; – Что верно, то верно, Билли. Болтаться нам на одной рее, по приговору королевского прокурора. Ха… Он думает у меня в трости стилет, – но прислоняет палку к столу, - Ничего, Билли, стой где стоишь. Я не могу тебя видеть, но я слышу как дрожат твои пальцы. Дело есть дело. Протяни свою правую руку. Как там тебя… Джим! Возьми его правую руку и поднеси к моей правой руке.

Джим делает, как его просит Пью. Билл перекладывает мушкет в левую руку. Пью опускает в ладонь Билла черную метку.

Билл; – Черная метка!?
Пью; – Дело сделано. Дело сделано, как сказал лоцман посадивший фрегат на мель…

Пью берет  трость и вдруг швыряет её в Билла. Тот ловит трость, невольно опуская мушкет. В этот момент Пью бросает в Билла кинжал. Кинжал вонзается в Билла.

Билл; – Дьявол! Сам дьявол…
Пью; – Вот видишь Билл. Я же говорил – тебе меня не перехитрить. Ты однажды попробовал, когда улизнул с картой Флинта, и вот чем это кончилось…
Билл; – Будь ты проклят…

Билл падает.

Пью; – Джим, малыш, каюта этого пройдохи там… Наверху. Не так ли?
Джим; – Да, сэр.
Пью; – Вот что Джон, сбегай в каюту Билла. У тебя ноги молодые. Там должен быть старый кованный сундук. А ключи от него…

Пью наклоняется к поверженному Биллу и извлекает у того из–за пояса(кармана и тд) ключи.

Пью; – …старина Билл таскал всегда при себе. Я ему говорил – однообразие в привычках его погубит.

Джон берет ключи и уходит по лестнице на второй этаж.

Пью Джиму; – Подойди ко мне мальчик.

Джим пятится.

Пью; – Ты ведь не боишься дядю, Пью… я не больно… тебя убью…

Слепой Пью извлекает еще один клинок и натыкаясь на мебель, ищет Джима. Пью делает неожиданные выпады. Джим пятится, ускользает. Наверху, из комнаты Билла доносится шум передвигаемой мебели.

Пью; – Ну где же ты… Я не слышу твоего дыхания… Иди сюда… Проклятие! Это хорошо, что ты не орешь, как сопливая девчонка! Нам что важно?
Нам важно чтоб было тихо, Джим… Мушкет слишком шумное оружие…  Тебе не будет больно… Если ребята Флинта услышат грохот мушкета, они
будут здесь… Ну же, Джим… А сокровища не нужны всем… Они нужны одному… Ну же, мальчик, иди сюда…

В это время, смертельно раненный, Билл неслышно приподнимается с пола. Берет трость Пью и нажимает на рукоять. Из окончания трости, с негромким шорохом, высовывается штык стилета. Пью, услыхав знакомый ему звук, замирает. В тот же миг, Билл всаживает трость в Пью.

Пью; – Чёртов…. Чёртов висельник… Больно как?!!.. Ты второй раз перехитрил старого Пью…
Билл; – Третьего раза не… не будет… Через пять минут… встретимся в аду…
Пью; – Гляди… не обмани… Как больно?!!…  я буду тебя ждать там… очень…

Пью падает.

Билл; – Джим… подойди… Не бойся. Этой посудине уже не выплыть. Пробоина ниже ватерлинии… Карта здесь… Расстегни камзол… на груди… Торопись, Джим!

Джим приближается к Биллу.

Билл; – Ты… славный малый… Быстрее! Пью заждался… А рука у него уже не та… Ну же, расстегни камзол…

Джим расстегивает камзол у Билла на груди и достает карту.

Билл; – Они думали, а я… И убегай отсюда… Слышишь? Ты славный. Ну, все… Пью ждет. Мне еще нужно… договорить… с ним… Слышишь? Слышишь, Пью?.. Я иду…

Билл умирает. Джим поднимает с пола мушкет Билла. На лестницу потихоньку выходит Джон и направляет мушкет на Джима. Джим его не видит.

Джон; – Стой! Брось мушкет.
Джим; – Не выстрелишь.
Джон; – Что ты сказал?

Джон спускается по лестнице в гостиную.

Джим; – Я говорю –– не выстрелишь.
Джон; – Да?

Джон взводит тугую пружину курка мушкета. И направляет его на Джима.

Джон; – Считаю до трех. Раз!
Джим; – Три! – и прячет карту во внутренний карман своего камзола.

Джон подносит мушкет к затылку Джима… и вдруг отбросив мушкет бросается на Джима, пытаясь выхватить карту. Потасовка, с переменным успехом. Наконец Джиму удается оседлать Джона.

Джим; – Что, сдаешься?
Джон; – Не–а...
Джим; – Ага! Хочешь еще…

Джон кусает Джима.

Джим, слетает с Джона; – А, чёрт! Ты чё как девчонка! Совсем уже это?!
Джон смущен; –  Вот–вот… Поворчи мне, поворчи. В схватке все приёмы это… хороши.
Джим; – «Хороши»… Зубы, как у крота!
Джон; – Вот–вот… Подрезать бы тебя, чтоб не обзывался!
Джим; – Вон уже один подрезал. Видишь валяется…
Джон; – Что?! Смени галс! Ты меня с ним не сравнивай! С этим… этими мерзавцами! Знаешь я кто?
Джим; – Кто?
Джон; – Неважно… Но… Поверить не могу – Пью налетел на риф, и… и отдал Богу душу.
Джим; – Нюхательная соль в буфете.
Джон; – Что? Думаешь, я испугался этой дохлятины?
Джим; – Думаю – да.
Джон; – А сам?
Джим; – Что сам? Я то, в портовой таверне насмотрелся всякого…
Джон; – Но, вообще–то, чёрт побери, ты прав. Я не королевский коронер, чтоб любоваться на… всякие… всяких покойников.
Джим; – Звать то тебя как?
Джон; – Зови меня Джоном. А это… А с чего ты взял что я не выстрелю?
Джим; – Слепой сказал. Шайка сбежится на выстрел и что тогда?
Джон оглядывается; – Знаешь что бывает с болтунами в аду? Их вешают на собственном языке. Чёртов, Пью!
Джим; – Язык ему понадобится, чтоб оправдываться перед Биллом.
Джон; – Свой язык попридержите, сэр! Пью никогда не оправдывался... – на портрет; – А это что за куколка? Эй, оглох что ли? Я с кем разговариваю?
Джим; – А вот этого, сэр, я вам никогда не прощу!
Джон; – Подумаешь, какие нежности телячьи…
Джим; – Сэр, я попрошу вас немедленно оставить этот дом. Всего хорошего, сэр!
Джон; – У–у–у… Ваше лордство, чёрт вас побери совсем! Если бы я знал что эта мазня, так вам дорога…
Джим; –  Не смею более вас задерживать, сэр!

Джон подходит к окну, смотрит.

Джон; – Ну довольно кривляться. Что ты хочешь за карту Флинта?
Джим; – Мне совершенно ни к чему эти… беспомощные каракули на пергаменте, или, как точно вы выразились, эта бездарная мазня, и еще несколько секунд назад, я  бы без лишних разговоров, предоставил бы вам ЭТО, но с некоторых пор, сэр, я не нахожу возможным, оказывать вам услуги.
Джон; – Вот это рангоут! Послушай…те, как вас там… Джим. Посмотрите сюда, – указывает на Пью, – Нет вы посмотрите. Зачем вы отводите взгляд.
Джим; – Вы думаете за предыдущие полчаса я не насмотрелся?
Джон; – А вы всё таки посмотрите… Вот. Видите. А теперь посмотрите на меня. Вы понимаете?
Джим; – Что я должен понять?
Джон; – Грот–брам–стаксель! Неужели бы я связался с подобным типом, если бы мне действительно не была, позарез, необходима эта чертова карта? А
теперь посмотрите сюда, – Джон распахивает полу плаща – за поясом у него пара кинжалов, – Вы видите на что я готов ради нее, и тем не менее я стою и болтаю с вами как примерный остолоп, вместо того чтобы выпустить вам кишки и спокойно взять то, что так мне необходимо…
Джим; – Вот это действительно такелаж. Или как вы изволите выразиться – рангоут. Ну и зачем же дело стало? В смысле, моих кишок? – поднимает с
пола мушкет Джона, – Стоит мне лишь нажать на курок…
Джон; – Не стоит. В первую очередь они прирежут вас.
Джим; – Хоть в чём то вы уступаете мне первенство.
Джон; – Ну хорошо, вы меня переболтали… Дайте мне мушкет. Дайте, ведь все равно им невозможно воспользоваться… Боитесь? Э–э, грот–брам–
стаксель! Иди сюда.

Джон подводит Джима к окну.

Джон; – Видишь, вон там… Да левее! Огонек.
Джим; – Это окна усадьбы сквайра Трелони.
Джон; – Да нет же. Еще левее… Это костер – там люди из шайки Флинта. Это я выследил Билла. Я один знал что он остановился в трактире «Адмирал Бенбоу». Но сам, понимаешь, мне одному было с ним не справиться. И тогда я договорился с Пью и его шайкой. Точнее, шайкой Флинта, или с тем что от нее осталось. Мы, с Пью, должны были разведать обстановку и вернуться за ними. Но мы решили схитрить. Взять себе карту и отчалить. И конечно, если они услышат выстрел то догадаются в чём тут дело… Дайте же мушкет. Непонятно разве – он мне нужнее. Ну же!
Джим; – Ну хорошо… Полагаясь на ваше слово…

Джим отдает мушкет Джону.

Джон; – Только это не вся правда. Люди Флинта окружили дом, так что бежать некуда. Отдайте карту. Хотите я стану на колени? Ну что вы хотите? Разверните пакет – на карте указанно место, где спрятаны сокровища. Очень большие сокровища. Хотите войти долю?
Джим; –  Вы уже обманули меня один раз, и я не верю…
Джон; – Пойми! Это очень много золота. Это можно купить сотню такихтрактиров. Или фрегат! Или усадьбу, как его, чёрт… твоего сквайра! Ну–же, соглашайся – грот–брам–стаксель! Ну что ж, вы мне не оставляете выхода… Думаю мне удастся оправдаться, а вот ты… Молись.

Джон стреляет из мушкета в потолок (пол).

Джон; – Будет лучше, если ты сейчас отдашь мне карту, чем они вытрясут её из тебя вместе с кишками.

С улицы доносятся выстрелы, шум, грохот… Джим гасит свечу. Джон пятится от двери. Дверь распахивается. В дверном проеме ужасная, окровавленная фигура, с мушкетом в руке. (Это д–р Ливси)
Джон; – Дьявол!

Джон убегает по лестнице на второй этаж.

Д–р Ливси;  – Мгла египетская – Джим?
Джим; – Вы, сэр?!

Джим зажигает свечу. Со второго этажа доносится звон выбиваемого стекла.

Д–р Ливси; – Ночное приключение! Нам сопутствовала удача! Этот Смоллетт малый что надо!
Джим; – Но как вы узнали?
Д–р Ливси; – Примчался мальчишка к сквайру Трелони. Оборванец. И заявляет
–    едва прогремит выстрел в таверне – мчитесь! Я подумал о мистере «на следующей неделе», сквайр Трелони, наверное, о закладных, и вот мы здесь. Что за чёрт? – замечая тела Пью и Билла – Да ты времени зря не терял! Так, старый знакомый Билли Бонс. А это кто?

Входят капитан Смоллетт, сквайр Трелони. Все с обнаженным оружием. Ружьями. Видно что только что из схватки.    

Трелони; – Так–так–так! Смоллетт? Ловко–ловко–ловко! Ха–ха–ха! Как вам капитан, такая прогулка? В экипаже? А? Как? Успели, иначе эти мерзавцы
разнесли бы мою таверну… Джим? Прости, Джим сразу тебя не заметил. Что здесь, Джим? Это кто? Это тот самый Билли Бонс?
Д–р Ливси; – Представьте себе, сквайр, он самый.
Трелони; – А это что за барбос? Какая гнусная морда? А? Рожа.
Смоллетт; –  М–м, недурной удар стилетом.
Трелони; –  Капитан Смоллетт, думаете они больше не сунутся? Нет? Думаете всё? Да? Осада отбита? Нет?
Д–р Ливси; – Думаю до утра не оправятся. Да. Смоллетт?
Смоллетт; – Полагаю да. За троих я ручаюсь лично.
Трелони; – Джим, они пришли за деньгами? Странно…
Д–р Ливси; – Сквайр, откуда у Джима деньги? Я ведь говорил. Скорее всего, они пришли к Биллу.
Трелони; – Ну что ж, если постоялец три недели не платит за квартиру, он может сэкономить сумму достаточную для того, чтобы стать объектом преступных домогательств. Не так–ли? Верно? Джим, ты должен был не дожидаясь помощи со стороны, сам его прирезать. По крайней мере, у тебя были бы средства погасить набежавшие пенни… Ну, шучу, шучу

Смоллетт с ружьем занимает позицию у окна. Он тревожно оглядывается. Никто не замечает Джона, который прячется на лестничной площадке второго этажа

Д–р Ливси; – Действительно, Джим! Что здесь случилось?
Джим; – Господа, это не из–за денег… Это вот из–за этого.

Джим извлекает карту и протягивает её доктору Ливси, так что Смоллетт может мельком взглянуть.

Смоллетт; – М–м, думаю это карта. Морская.

Д–р Ливси разглядывая карту; – Действительно капитан, это карта некоего острова – впрочем здесь координаты –– шестьдесят два градуса, семнадцать минут... –  читает на карте – ...«Высокое дерево на плече Подзорной трубы, направление.... Остров Скелета.... Слитки серебра в северной яме. Отыщешь её на склоне восточной горки, в десяти саженях к югу от черной скалы, если стать к ней лицом. Оружие найти легко в песчаном холме на С. оконечности Северного мыса, держась на В. и на четверть румба к С. И подпись, господа – Дэ Фэ.»

В какой–то момент Смоллетт тревожно оглядывавшийся натыкается взглядом на неподвижного Джона. Джим замечает это.

Трелони; – Это карта сокровищ, господа. Вот–вот–вот. Ливси, вы должны немедленно бросить свою жалкую практику. И не возражайте! Завтра я еду в Бристоль! Через три недели… Нет! Через две недели! Нет! Через десять дней у нас будет лучшее судно и самая отборная команда во всей Англии. И лучший капитан на островах соединенного королевства – капитан Смоллетт. А, господа? Капитан? Куда вы уставились? Что с вами?
Смоллетт; – М–м, думаю я сниму его одним выстрелом…

Смоллетт вскидывает ружье. Джим, изображая неловкое движение, мешает ему стрелять прицельно. Джон срывается с места и уносится во внутренние комнаты второго этажа. Гремит выстрел.

Джим Смоллетту; – Простите, сэр, я оступился.
Смоллетт; – Думаю я всё таки задел мерзавца. Однако юнга, вас определенно укачало.
Д–р Ливси; – Оставайтесь здесь!

Д–р Ливси с мушкетом поднимается по лестнице и скрывается в комнатах второго этажа. Джим напряженно прислушивается к происходящему на втором этаже, откуда доносится звук шагов д–ра Ливси, и шум смещаемой мебели.

Трелони; – Но он всё слышал! Не так ли? Нет?
Смоллетт; – М–м, думаю да! Слышал.
Трелони; – В таком случаю мы будем действовать мгновенно. Стремительно. Я завтра же еду в Бристоль. Формировать команду! Немедленно! Не так ли?
Смоллетт; – М–м, думаю…
Трелони; – Смоллетт!
Смоллетт; – Что?
Трелони; – Думаю, что думать нет времени! Если мы не опередим этих мерзавцев… Вы понимаете?
Смоллетт; – Что тогда?
Трелони; – О, Боже! Тогда они опередят нас! Только не говорите что вы опять думаете! Я полностью доверяюсь вам как капитану. Да! Именно! Как капитану! Но в делах коммерческих, простите, вы несколько… несколько неуклюжи. Что, там доктор?

Д–р Ливси спускается по лестнице. Джим, глянув на его лицо, успокаивается.

Д–р Ливси; – Трелони, ради Бога не раздражайтесь. На суше, мой приятель капитан Смоллетт, так медлителен и неповоротлив, что стал предметом дружеских шуток для всех наших общих знакомых, зато в море ему нет равных. О чем вы сможете убедиться, если еще не передумали отправляться на поиски сокровищ. А что касается подслушивавшего мерзавца – улизнул. Выбил окно и сиганул на клумбу.
Трелони; –  Возвращаемся в усадьбу! Да? Джим, думаю, они больше не сунутся.  Вот тебе мушкет! В случае крайней необходимости – стреляй!
Д–р Ливси; – Закройся на щеколду.
Смоллетт; – М–м, но думаю…
Трелони; – Милейший капитан Смоллетт. Договорите на улице. А? Я чертовски измотан. А вы? А? Нет? Джим, я пошлю нарочного к приставу. Именно! К приставу! Пусть этим займется королевский коронер.
Смоллетт; – Но, мистер Трелони…
Трелони; – По дороге, по дороге. Договорите по пути.

Трелони, д–р Ливси, Смоллетт уходят.

Джим некоторое время смотрит в окно. Берет свечу, подходит к портрету матери. Дверь таверны распахивается. Входит Трелони.

Трелони; – Действительно, Джим! Какого чёрта будете здесь одни. А? Капитан прав – отправляйтесь с нами. Если вас пристрелят, с кого я спрошу по закладным? Шучу–шучу… В усадьбе всегда найдется лишняя кровать и кусок ветчины. Тем более для такого отчаянного малого как вы. А? Ну? Давайте, давайте. Вещи заберете завтра. Мы ждем вас на улице, Джим.

Трелони уходит. Джим оглядывает опустевшее, разгромленное жилище. Гасит свечу, оставляя огарок на столе и уходит. По лестнице спускается Джон. Смотрит в окно. Убедившись что Трелони, д–р Ливси, Смоллетт и Джим, ушли достаточно далеко, берет со стола, оставленный Джимом, огарок свечи, зажигает его. Подносит к портрету. Дотрагивается рукой до лица на портрете. Оставляет огарок гореть и уходит…

Конец первого действия.



ДЕЙСТВИЕ  ВТОРОЕ



Место действия; – шхуна «Испаньола». Выгородка в трюме (огороженное бочками и ящиками пространство), и палуба над выгородкой, с фрагментами такелажа.

Крышка люка, соединяющая палубу и грузовой трюм, открыта. Дверь в капитанскую каюту. Шум ветра в парусах, шум волн. Доносится песня; –
Поедешь ли в Индию, Мэри,
Покинув родимый кров?
Поедешь ли в Индию, Мэри,
По гребням гремящих валов?
Там зреют лимоны, маслины,
Растет ананас золотой.
Но что в этой Индии дальней
Сравнится с твоей красотой?
Клянусь я, что буду я верен
Тебе до последнего дня.
И если забуду я Мэри,
Пусть небо забудет меня.
Любви нерушимая клятва
Связала невидимо нас.
И если судьба нас разделит,
Будь проклят тот день и час!


В трюме мечется Джон. Изредка останавливается, прислушивается. Джону невтерпеж.
Джон, тихонько; – Ну где он там? Чёрт…

На палубе появляются Смоллетт и д–р Ливси и Трелони. Заслышав шаги на палубе, Джон вынимает мушкет, замирает и подслушивает…

Смоллетт; – Полагаю, теперь вы убедились сквайр, к чему привела ваша поспешность и неопытность?
Трелони; – Я…
Смоллетт;– Вы? Нет это Я, я несу ответственность за безопасный исход плавания. Следовательно Я должен был подбирать людей в команду.
Д–р Ливси; – Друзья…
Трелони; – Но я…
Смоллетт; – Нет это Я, я крайне озабочен нашим положением. И я не гарантирую что по прибытию на место, мы с вами дорогой Трелони, и с любезным доктором Ливси, не будем раскачаться в добротных пеньковых галстуках, где нибудь на… на фор–марсе!
Д–р Ливси; – Друзья, прекратите припираться. Это выяснение отношений   запоздало, по крайне мере, на десять дней.
Трелони д–ру Ливси тихонько; – Ужасный человек! – Смоллетту; – Согласен, согласен, капитан. Я… несколько… ну, словом, я… Но!
Д–р Ливси; – Смелее, сквайр!
Трелони; – Хорошо, капитан. Я был не прав. Приношу свои извинения. Но что же делать?!
Д–р Ливси; – Да, капитан. Мне вовсе не улыбается закончить наше славное приключение на фор–марсе. Признаюсь, я буду сожалеть по утраченной в Бристоле практике. Так что принимайте командование. Мы в вашем распоряжении.
Трелони; – Господа, но послушайте… Неужели наше положение так серьезно?
Смоллетт; – Увы! Я уже не говорю о поножовщине, случившейся пару дней назад. Да вы ведь присутствовали, сквайр! Я не говорю о том, что из оружейного ящика похищено семь ружей и четыре мушкета. Не говорю о том, что кто–то воспользовавшись моим отсутствием, обыскал мою каюту, взломал рундук, и…
Д–р Ливси; – И?…
Смоллетт; – Да «И»! И, этот кто–то видел карту.
Трелони; – Боже мой!
Смоллетт; – И теперь он лишь выжидает удобный момент для атаки. Ну а сегодняшнее происшествие – последняя капля. Я всего лишь хочу  заметить господа, что в этой команде нам не на кого положится. Ну, разве что на  простака Тома, да на Алана. Остальные отпетые мерзавцы. А предводителем у них, этот одноногий Сильвер. Предлагаю, в виду вышесказанного, во первых – немедленно перенести оставшиеся ружья и мушкеты в капитанскую каюту. Во вторых, по прибытие не место, отпустить команду на берег и вернуться в Бристоль. А до этого момента сохранять хладнокровие и выдержку, и делать вид что мы находимся в полном неведении относительно происходящего. Как вам, сквайр, этот план?
Джон, тихо; – Грот–стеньга–стаксель!
Трелони; – Что? План? Ну…
Д–р Ливси; – Лично я думаю, план замечательный. Ну их эти сокровища? Правда ведь, Трелони? Поверьте доктору, живая, и к тому же, не продырявленная шкура ценится гораздо дороже, набитого золотыми дублонами сундука.
Трелони; – Ну что ж, господа. Ну… Я… я как все.
Д–р Ливси; – Я и не сомневался, что вы прислушаетесь к голосу разума, сквайр. Итак, капитан, мы за ружьями?
Смоллетт; – Хорошо бы проделать это не привлекая внимания…
Трелони; – Честно говоря, будь наше предприятие коммерческой сделкой, я постарался бы поскорее сбыть с рук акции нашего предприятия.
Д–р Ливси; – Не так все безнадежно.
Смоллетт; – Что до меня, господа, пока флаг надо мной, я не могу сдаться. А раз так –  главное не спускать флаг! В этом все дело. В этом всегда всё дело. Таков мой девиз.

Трелони и д–р Ливси уходят. Смоллетт скрывается в капитанской каюте.

Джон; – Черт побери… Ничего себе поворот оверштаг! Что же делать?!

На палубе появляется Джим и, оглядевшись, начинает спускаться через люк в трюм, по лестнице. Увидав на лестнице ноги, Джон прячется в свою бочку. Джим условным стуком стучит по бочке, в которой прячется Джон. Джон выбирается не сразу. А когда выбирается, то у него заспанное лицо.

Джим; – Ну, быстро! Пока никого!

Джон и следом Джим поднимаются по лестнице на палубу.

Джон; – «Быстро, быстро…» Круто, однако, заложили капитан.
Джим; – Что?
Джон; – Ничего!

Джим остается на палубе, а Джон убегает.

Звучит песня;

Стакан вина и честный друг.
Чего–ж еще нам, братцы?
Пускай забота и недуг
В грядущей тьме таятся,
Мы ловим радости в пути, –
Пугливо наше счастье.
Оно исчезнет и найти
Его не в нашей власти.


Доносится нетрезвый голос Джорджа; – Я мо–моряк, а не какая нибудь су–сухопутная крыса, чтоб выслушивать поучения… Чёртов Окорок, куда ты меня тащишь? Скажи ему, О, Браун!

Джим, в ту сторону куда ушел Джон, шепотом; – Джон! Сколько можно торчать в гальюне…

На палубе появляется Сильвер, О, Браун и Морган. Они тащат набравшегося Джорджа.

Сильвер; – А–а, это ты Джим… Как дела, приятель?
Джим, громче чем необходимо; – Хорошо! Отлично!
Сильвер; – Оглушил. Оглушил. Пойди сюда, сынок. Вот погляди на это… на это тело и скажи. Скажи мне Джим, разве подобало приличному матросу набираться так, что он понимает, что несет своим поганым языком? Будто полковая маркитантка на исповеди у адмирала! А? Так недолго и за борт
вывалится, правда Джим? Или в темноте, на баке, нечаянно налететь на нож?
Джордж; – Бог с тобою, Сильвер! Сы–скажи ему Морган!
Сильвер; – Вот видишь, Джим. Стоит только такого пьянчужку прижать, как он сразу вспоминает Бога. Всуе. А еще пять минут назад, эта пьяная скотина
смела обзывать капитана Смоллетта… Как ты его называл? А?
Джордж; – Я?! Я ты–ты– ты… не помню! Брайан, скажи ему.
Сильвер; – А еще этот кандидат в покойники, нес какую–то чепуху о каких то сокровищах. А?
Джордж; – Я?! О со–со–со… никогда!
Сильвер; – Кстати, Джим, сынок, ты не слыхал о сокровищах? О том, что будто бы существует карта, на которой эти сокровища обозначены?
Джим; – Нет.
Сильвер; – Я так и думал… Ну, так что Джордж?
О, Брайан; – Пощади его Сильвер.
Морган; – Мало ли чего с пьяных глаз сболтнешь…
Сильвер; – Пьяный проспится, дурак никогда. Или, быть может, ты Джордж умеешь прокладывать курс по карте, как это делает капитан Смоллетт? А? Или быть может ты Морган умеешь? Или ты Брайан? Или вот быть может Джим… Иди отсюда, сынок. Незачем тебе слушать болтовню подвыпивших матросов.

Джим делает вид что уходит, прячется и остается. Сильвер стучится в дверь капитанской каюты.

Голос Смоллетта; – Кто там?
Сильвер; – Это я, капитан. Кок.
Смоллетт, выходит из каюты; – Делегация?
Сильвер; – Так точно, сэр. Пришли от имени команды, просить вас не судить строго нашего товарища Джорджа. Он выпил лишку, вот и болтает будто старуха. Ну, Джордж, говори что ты хотел сказать капитану.
Джордж; – Я… гы–гы–гы… лотнул лишку, ка–ка–капитан. И это… прощения это… не судите строго, это… моряка, за длинный язык.
Смоллетт; – Ну что–ж… Идите спать, Джордж. И впредь не забывайтесь. Здесь вам не пиратский капер.

О, Брайан и Морган уводят Джорджа.

Сильвер; – Слышал вы приказали перенести ружья в капитанскую каюту. И это правильно, капитан. Очень верное решение. Если вот такой подвыпивший матрос сдуру схватится за ружье? Тогда уж дружеской выволочкой ему не отделаться. Тогда уж ему прямая дорога на рею.

Смоллетт; – Тут вы правы, Сильвер.
Сильвер; – Всегда рад услужить вам, капитан.

Сильвер уходит. Капитан Смоллетт уходит в капитанскую рубку и закрывает за собой дверь.

Джим, шепотом; – Эй, Джон!

Показывается Джон.

Джон; – Я уж думал мне до утра придется сидеть в гальюне.

Ребята опускаются по лестнице, через люк в палубе в трюм.

Джон; – Это правда, что команду набирал сквайр Трелони?
Джим; – Да, а что?
Джон; – Ничего! Чёрт меня забери совсем. Ты думаешь это правильно когда моряков подбирает человек, не высовывавший носа дальше забора своей
усадьбы? «Что».
Джим; – Зачем только я тебя провел на шхуну. Только и знаешь что ворчать.
Джон; – Ворчать? Попрыгай–ка с моё в эту поганую бочку, при каждом шорохе!
Джим; – Ты сам напросился на шхуну! Вспомни как ты умолял взять тебя, а теперь тебе команда не нравится! Хотя, если бы не сквайр мы бы вообще никуда не плыли. Будто не знаешь что он на свои деньги снарядил экспедицию!
Джон; – Сквайр! Вот из–за таких людей одни напасти. Молчи Джим, я знаю о чем говорю. Довелось мне как–то идти из Саутгемптона с одним каноником, так он мне в два счета объяснил, что все в мире беды, от людской гордыни! Возомнит о себе такой, что ему море по колено, и вот нате вам…
Джим; – Да что случилось–то?
Джон; – Уже ничего.
Джим; – Прекрати ворчать. Лучше расскажи откуда ты узнал что карта у Билли Бонса.
Джон; – Это, на сегодняшний день, самая большая тайна моей жизни.
Джим; – Ну, хорошо, а почему ты сразу не рассказал о карте сквайру.
Джон; – Господи, он еще спрашивает! Сквайру! Да в лучшем случае, он бы дал мне под зад коленом, а в худшем… Вот как раз и стал бы выяснять откуда
я узнал о карте. Нужен мне этот чирей на заднице!
Джим; – Джон!
Джон; – Извините, ваше лордство! Совсем запамятовал, что вы из семьи трактирщика. Между прочим, для того чтоб говорить культурно, особого таланта не требуется. Не выражайся и вся недолга. А вот выучится разным словечкам, да еще научится вставлять их не абы куда, а именно куда требуется, вот для этого нужно попотеть.
Джим; – Ты мне обещал рассказать про Пью.
Джон; – Дался тебе этот Пью! Кто–то же должен был выцарапать карту у Билли Бонса! И пока карта была у Билли я ничем не рисковал – я был глазами Пью. А тут случайно узнаю что этот… крот, договорился со своей шайкой, чтоб те подстраховали его на случай, если например, Билли решит удариться в бега, или что хуже, пришьет старикашку. Я промахнулся – Пью оказался не таким жадным как я думал. Он решил поделится сокровищами с шайкой, и что мне оставалось делать? Едва карта окажется у них, как мне тут же выпустят кишки. Чтоб не делится. Пришлось бежать к сквайру.
Джим; – Не понимаю как ты не побоялся. Я бы… Не знаю.
Джон; – Я бы тоже не сунулся в шайку. Только говорили–то мы с Пью с глазу на глаз. Ну, а от него, я все-таки надеялся смыться, в случае чего. А вот
теперь… Слушай, Джим, этот Пью болтал а неком одноногом пирате. Будто бы его сам Флинт боялся. Будто бы страшнее, он пирата не встречал.
Джим; – Намекаешь на Сильвера? Брось. Он, конечно, не какой–то там, но уж поверь в своем трактире я навидался всяких, и Сильвер… Ну вот же, ты
слышал как он отчитал Джорджа?
Джон; – Тихо! Кажется…
Джим; – Показалось… Нет! Тихо!

На палубе появляются Сильвер, О, Браун, Мэлли, Морган.

Морган; – Ты знаешь меня Сильвер… – оглядывается, –…я не Джордж. Я языком болтать не приучен. Но у ребят возникают вопросы…
Сильвер; – Почему бы нам сейчас не захватить «Испаньолу»? Хорошо, Морган. Тебе я объясню. Я десять лет, с тех самых пор как Флинт отдал дьяволу
душу, ждал этого момента. Десять лет, день за днем я искал этого, укравшего карту падаль, Билли Бонса. И в тот момент когда к Пью заявился этот сопляк, и рассказал о Билли, я понял – оно. Удача! Другой бы, сэр торопыга, помчался к Билли, как некоторые…
О, Брайан; – Я отговаривал ребят!
Сильвер; – Да, как некоторые из наших парней, и что получилось? Так вот, теперь, когда мы в двух шагах от сокровища, я лично перегрызу глотку всякому, кто скажет непочтительное слово в адрес кэпа. Мы выкопаем сокровища, погрузим на «Испаньолу» и только на обратном пути…
Мэлли; – И я лично вырежу сердце этому Смоллетту!
Сильвер; – …И только на обратном пути, скормим их акулам. А что это грузовой люк открыт?
О, Брайан; – Брось Сильвер, никого там нет.
Сильвер; – Я чую крыс… вот так… Ну–ка Мэлли, спустись в трюм, посмотри, не завелась ли на нашем корабле крыса?

Мэлли начинает спускаться по лестнице. Джон поднимает мушкет. В этот момент с клотика доносится крик впередсмотрящего; – Земля! Земля!

Сильвер, О, Брайан, Морган и Мэлли, уходят на другой борт судна и скрываются из виду. Из капитанской каюты выходит Смоллетт и уходит туда же куда и
предыдущие персонажи.

Джон; – Всё! Началось!
Джим; – Что–ж теперь будет?!

Джим бросается к лестнице.

Джон; – Стой! Куда?!
Джим; – Нужно срочно рассказать капитану Смоллетту!
Джон; – Стой, Джим! В том то и дело…

Джон взбирается на лестницу и захлопывает люк.

Джон; – …в том то и дело что и Смоллетт и док, и сквайр знают что команда шхуны это… Ты Джим лучше сядь. Вот так... Они знают что команда, это сборище отпетых головорезов. Только вот они не знают одного – что это люди Флинта. Это, Джим, та самая шайка, дружки Пью… Ну что уставился на меня? Скажи спасибо своему мистеру Трелони. Его работа.
Джим; – Но ты…
Джон; – Об этом я узнал полчаса назад.
Джим; – Но…
Джон; – Я подслушал.
Джим; – Черт возьми, Джон, у меня прямо башка кругом идет.
Джон; – А теперь скажите мистер Хокинс, умеете ли вы хранить тайну? Поклянитесь, что всё, что вы узнаете дольше останется между нами.
Джим; – Клянусь! Ну… Ну что мне на колени стать? Ну не знаю я пиратских клятв.
Джон; – Поклянись… поклянись той женщиной с портрета. Помнишь?
Джим крестится; – Достаточно?
Джон; – Не злись. Клятва тайны стоит. Я тебе сейчас расскажу, что будет дальше. Сейчас капитан Смоллетт позволит команде сойти на берег. Оставшихся пиратов капитан Смоллетт, док и сквайр разоружат и отправятся в Бристоль. Помолчи. Что я зря торчал в этой… чертовой бочке десять дней? Своими ушами слышал! Так вот. К черту Бристоль! Думаешь, я зачем напросился на шхуну?
Джим; – Думаю, затем же зачем и все.
Джон; – Затем, да не только… Помни же, ты поклялся. В общем… можешь не верить, но только на этом острове… там… там мой отец.
Джим; – Как это?
Джон; – Господи! Он говорит «как это»! А то ты не знаешь как пираты высаживают на необитаемых островах пленников!
Джим; – Знаю, но…
Джон; – В общем, конечно, не пленник он никакой. Иначе зачем мне было скрывать от сквайра откуда я узнал о карте? Папаша был с ними… Ну, что ты всё время так смотришь на меня! Смотрит он. Думаешь папаша всегда был пиратом? Думаешь вкалывать за три пенса в день, это лучше чем… Ну пусть лучше, чем грабить. Да только когда… Когда наша мама заболела… Знаешь сколько такой д–р Ливси стоит? Да. Знаешь. В общем подался он в... ну в пираты, только не смотри на меня так! Жди, говорит, вернусь купим трактир, где нибудь в глуши, и… А только это–ж навсегда. Это–ж я теперь знаю. Туда как в бутылку,
всунуться легко, а назад… А тут когда… в общем мы… я один остался… Я всё хожу и хожу в порт. А он все не возвращается. А я уже как… как, кнехт, на причале. Меня уже привыкли. Ко мне. И тут я случайно на этого Пью, дружка папашиного, наткнулся. Они втроем ходили, Пью, папаша, и этот Бонс. А папаша твой на острове остался, говорит Пью. Там где Флинт свои денежки зарыл. Сторожем, и ржет! И если ты его хочешь оттуда вытащить, найди вначале Билли Бонса. Тут в старикашку не иначе сам дьявол вселился. Давай он слюной брызгаться – эта падаль, кричит, украла карту на которой этот остров обозначен.
Джим; – Как же ты нашел нашего Билли?
Джон; – Проще чем ты думаешь если у тебя голова на плечах. Ну да не об этом сейчас речь. Джим, я знаю из–за денег ты бы не стал, но… Мне нужно
пробраться на остров. Понимаешь?
Джим; – Понимаю. Понимаю, что ты останешься на острове, с сокровищами, папашей и шайкой озверевших пиратов.
Джон; – Другого выхода нет.
Джим; – Есть. Думаю есть. Только не знаю, удастся ли…
Джон; – Что удастся? Что ты надумал? Постой! У тебя есть план?
Джим; – Слушай, ты меня здорово выручил там, в «Адмирале Бенбоу». Если бы  не ты… И потом, знаешь Джон, ты очень славный малый. Вот если ты мне  
поверишь… так я никому не говорил еще этого. Но я не хочу быть… стать как ты. Понимаешь? Не хочу как твой отец. За три пенса. И это не стыдно, что он… что в пираты. Знаешь, когда моя мама заболела, чего я только не думал, и если б мне предложили, я бы тоже быть может в пираты пошел. Только бы… Лишь бы… Понимаешь? Так что мне нельзя возвращаться без денег. Если я вернусь без денег, я просто… у меня ничего больше нет. И трактир это уже почти не мой. И идти мне некуда. Разве что… А плана у меня нет. Только думаю такой капитан Смоллетт, такой каким я его знаю, не решится отправиться в обратный
путь без меня. Так что… это… Всё. Я пошел.

Джим поднимается по лестнице, открывает люк и натыкается на вышедшего Сильвера.

Сильвер; – Джим?
Джим; – Я…
Сильвер; – Как давно ты там, в трюме, Джим?

Джон хватается за мушкет.

Джим, закрывая крышку люка и наступая на неё; – Только что. Хотел… Хотел
взять яблок.

Джон пытается приподнять крышку но на ней стоит Джим.

Сильвер, надвигается на Джима; – Хорошо сказано, только что.
Джим пятится; – Я… Меня посылал капитан Смоллетт. То есть…

Сильвер надвигаясь и наступая на крышку люка; – Ну куда же ты, дружок?

Джон пытается приподнять крышку люка, но на ней стоит Сильвер.

Джим; – То есть я хотел сказать, он не посылал, я сам…
Сильвер, нащупывая нож на поясе; – Ты боишься своего старого приятеля, Сильвера?

Появляется капитан Смоллетт и Трелони.

Смоллетт; – Ах, Джим! Вот ты где! Мне нужно с тобой поговорить. Сильвер, вы разве передумали сходить на берег?
Сильвер; – Как можно, капитан! Капитан Смоллетт! Я всегда говорил ребятам, что уж кто–кто, а капитан Смоллетт знает, о чем мечтает моряк – коснуться ногой суши, вот о чем мечтает. Поэтому вы не могли придумать лучше, распорядились готовить шлюпки.
Трелони; – Да–да! Как это славно размять ноги! Что? Верно! А? Сильвер?
Джим, хватается за живот; – Я сейчас, сэр. Секунду. Одну секунду! Мне надо!

Джим убегает. Сильвер напряженно смотрит ему вслед. Джон в который раз пробует приподнять крышку люка, но на ней всё время кто–то стоит.

Сильвер Трелони; – Простите сэр, не расслышал… Но, однако, чего требовать от юнги, сэр! Наша суровая морская кухня, ему верно не по брюху, не так ли сэр?

Сильвер пробует уйти, туда куда убежал Джим.

Смоллетт; – Погодите… Быть может вы всё–таки хотите мне что–то сказать?
Еще не поздно, Сильвер.
Сильвер; – Не понимаю вас, сэр.
Смоллетт; – Ну хорошо, идите.

Появляется взволнованный д–р Ливси.

Д–р Ливси; – Господа! Джим запрыгнул в шлюпку!
Смоллетт; – Дьявол!
Трелони; – Как?!
Д–р Ливси; – Я не успел его преду… – замечает Сильвера.
Сильвер; – Пусть прокатится, малыш. Капитан, не судите его строго. В конце концов, все мы были когда–то юнгами!
Трелони; – Ах, какое несчастье!
Сильвер; – Я присмотрю за сэром Гопкинсом!

Сильвер уходит. Д–р Ливси уходит за Сильвером.

Смоллетт; – Чёртов мальчишка!
Трелони; – Но, однако… мы не можем, я хочу сказать, уйти в Бристоль? Так? Верно? Мы вынуждены остаться!
Смоллетт; – Вам все еще эти мифические сокровища  не дают покоя. Я полагал вы избавились от навязчивых видений!
Трелони в сторону; – Ну что за человек!

Возвращается д–р Ливси.

Д–р Ливси; – Шлюпка с Джимом оторвалась на четверть кабельтова от шлюпки Сильвера. Если парень не глуп, а таким он не кажется, у него есть шанс сбежать…
Трелони; – Думаете, они его…
Смоллетт; – Посудите, кому нужен в таком деле болтливый мальчишка? По сути ребенок. Без всякого сомнения они его прикончат при первой же возможности!

Все это время Джон, время от времени, пытается приоткрыть крышку люка. Но на крышке все время кто–то стоит.

Трелони; – Это всё из–за меня!
Смоллетт; – Прекратите, казнить себя. Я тоже хорош. Я должен был настоять на смене команды!
Д–р Ливси; – Да, но как нам теперь быть?
Смоллетт; – Я предлагаю высадится на берег… – достает карту и на карте указывает; – …вот в этом месте.
Д–р Ливси; – Насколько я могу судить четверых из шайки Сильвер оставил караулить нас на «Испаньоле».
Трелони; – Ну с четырьмя–то я справлюсь!
Д–р Ливси; – Сквайр…
Смоллетт; – Никакой пальбы, сквайр! Если мы начнем палить, Сильвер немедленно догадается, что его план раскрыт, и вот тогда–то за голову Джима, я и гроша ломанного не поставлю. Так что берем необходимые припасы, и…

Д–р Ливси, Смоллетт и Трелони уходят в капитанскую рубку и закрывают за собой дверь. Джону наконец удается открыть крышку люка. У Джона мушкет.

Джон тихо; – Джим!

Голос ПИРАТА №1; – Джек, гляди! Они спустили бот! Они сматываются!
Голос Смоллетта; – Еще одно движение! Ливси, берегись!
Голос Ливси; – Трелони, сзади!

Звучит выстрел. Еще один. Еще и еще. Шум потасовки.

Голос ПИРАТА №2; – Ой, ой, ой, он меня ударил! Ударил! Больно! Ой, больно! Уши! Уши!

Джон скрывается  в капитанской каюте. Появляется пошатывающийся ПИРАТ №2. От тщетно пробует снять одетое ему на голову ведро. И вообще он пьян. Из капитанской каюты выходит Джон.

Голос ПИРАТА №1; – Уэстли! Давай к орудию! Накрой их! У–у, скотина когда только ты успел набраться…
Голос УЭСТЛИ; – Можно подумать для этого нужно много времени.
Джон; – Вот чёрт, ушли!
ПИРАТ №2; – Джек, это ты? Не молчи, Джек, ты знаешь как я этого не люблю.
Джон тихонько; – Цып–цып–цып…
ПИРАТ №2; – А я тебя слышу…

ПИРАТ №2 идет на голос Джона и проваливается, гремя ведром, через люк в трюм.

Джон; – Отдохни, приятель!

Слышен ружейный выстрел.

Голос ПИРАТА №1; – Дьявол! Они подстрелили Боба! Да очнись же ты пьяная скотина. Ублюдок, урод… Каракатица!
Голос УЭСТЛИ; – Никогда не называй меня каракатицей, приятель. От этого я просто таки бешусь. Бесюсь! Нет! Я не просто бесусь–шусь, я разрываюсь от злости!

Джон закрывает крышку люка, пробует задвинуть на него некий груз (бочку, ящик) но тот слишком тяжел. В этот миг слышен пушечный выстрел. Джон оставляет груз и подвигается к краю, и всматривается, туда где у пушки пираты.

Голос ПИРАТА №1; – Акула тебе в печень, Уэстли. Ты едва не накрыл наших ребят!

Слышен пушечный выстрел.

Голос ПИРАТА №1; – А–а–а, дьявол! Джек! Где, ты там? Чёрт! Помоги мне…

Джон отбегает, ищет куда спрятаться, открывает дверь капитанской рубки, и в этот момент появляется ПИРАТ №1.

ПИРАТ №1; – Джим?! Ты кто? – в сторону Уэстли; – Целься в Джек–юнион! Слышишь, Уэст? А то перебьешь наших! В флаг целься, пьянчуга! Его там видно… хорошо…

Джон направляет на пирата мушкет. ПИРАТ №1 поднимает саблю.

ПИРАТ №1; – Скверное место ты выбрал для прогулки, дружок.
Джон; – Не подходите… пожалуйста. Лучше не надо.

Гремит пушечный выстрел. В трюме очухался ПИРАТ №2. Нащупывает лестницу. Начинает взбираться.

ПИРАТ №1 наступая на Джона; – Он не успокоится… этот Уэст… пока не перебьет… всех! – с последним словом ПИРАТ №1 наносит удар саблей, но Джон, закрывается дверью капитанской каюты. Пока ПИРАТ №1 извлекает застрявшую в дереве двери саблю, Джон меняет диспозицию.

Джон; – Я выстрелю! Слышите?! Не подходите пожалуйста!
ПИРАТ №1; – …Пока не перебьет всех, своих и чужих. Он как дорвется до пушки, он прямо… Бомбардиром был у Флинта. А ты ловкий малый.
Джон заикаясь; – По–пожалуйста, сы–сы–стойте там. Неподвижно, пожалуйста.
ПИРАТ №1; – Сам стой. Неподвижно. Нет. Чуть правее стань.
Джон заикаясь; – За–зачем? – но сдвигается правее.
ПИРАТ №1; – Чуточку назад…
Джон заикаясь; – Вот так?
ПИРАТ №1; – Ага, ага… Хорошо.

Слышен грохот пушечного выстрела. ПИРАТ №1 делает выпад саблей. Джон отпрыгивает. В этот момент, поднявшийся по лестнице ПИРАТ №2, открывает крышку люка.

ПИРАТ №1 проваливается в люк, сметая по пути ПИРАТА №2. Пираты в трюме лежат какое–то время неподвижно.

Джон заикаясь; – Ну, гы–гы–грот–стеньга–стаксель! И этот… Ну как же его?! Фор – брам –стеньга!

Джон вновь пытается задвинуть на люк груз, но тот слишком тяжёл. Джон в отчаянье осматривается, но кроме этого груза рядом нет ничего подходящего. Слышен грохот пушечного выстрела. Джон подбегает к краю, смотрит туда где из пушки стреляет пират Уэстли. Возвращается – примеривает тело Уэстли к крышке люка. Затем Джон подходит туда, откуда наблюдал за стреляющей пушкой.

Джон шепотом; – Эй! Как вас?

Слышен грохот выстрела.

Джон отходит от края; – Чёрт меня забери совсем! Что это? Это трусливая скотина. Сопля. Мозгляк. Каракатица! Ну? Ну всё! – Джон подходит туда, откуда наблюдал за стреляющей пушкой и шепотом; – Эй…  Чёрт! – и громко; – Эй, чёрт меня забери совсем! Уэст! Двигай сюда!
Голос Уэстли; –  Отвяжись!

В трюме приходит в себя ПИРАТ №2 с ведром на голове. Снимает ведро и начинает ощупывать пространство.

ПИРАТ №2; – Мэри… Ты зачем одела мне ведро?! Не так уж много мы и выпили ик! Всего делов, с ребятами посидели ик! Боже мой, ты зачем переставила мебель в моей ик! хибаре? Так… Тут стоял…тут стол стоял… Мэри, ни черта не вижу, дай огня. Мама… Где я?

Слышен грохот выстрела.

Джон, тихо; – Идиот какой–то! – громко; – Уэст, пошевеливайся! А то Джек весь ром вылакает!

Голос Уэстли; – Чёрт с ним. С ромом. Я тут припрятал пару бутылок…

Слышен грохот выстрела.

ПИРАТ №2; – Всё! Всё, догадался… – нащупывая тело ПИРАТА №1; – Это, Луиза! Эй. Вот сволочь, опять набралась! Луиза, немедленно дай мне огня! Очнись!
Джон  Уэстли; – Ну, ты мерзкая, отвратительная, пучеглазая каракатица, а ну двигай сюда! Каракатица! – тихонько – Мама! – отбегает в сторону, берет мушкет за дуло, примеривается, готовясь ударить приближающегося Уэстли рукояткой по голове. Оставляет мушкет. Поднимает доску.

ПИРАТ №2 нащупывает лестницу; – Всё, Луиза. Ты пьяница. Ик! Слышишь, ты?! Ты дашь мужчине огня? !– и начинает подниматься по лестнице. И открывая люк головой, – Каракатица мерзкая, ноги моей больше у тебя… О! Уэст! Приятель!

Вбегает взбешенный Уэстли. Джон машет доской и промахивается. Но Уэстли не замечает Джона.

Уэстли; – Кто это каракатица?! – хватает ПИРАТА №2 за грудки.
ПИРАТ №2; – Луиза… ик! – замечая Джона; – Гляди, там кто–то стоит…
Уэстли; – Стоит. Луиза! Ну, так и не обижайся!

Уэстли ударяет ПИРАТА №2 в лицо. Тот падает на голову, приподнявшегося было ПИРАТА №1. В следующий момент Джон опускает доску на голову Уэстли.

Уэстли обернувшись; – Это ты… Луиза?
Джон; – Дженни!

Крышка люка падает. На крышку люка падает тело Уэстли, блокируя её. Джон отбрасывает доску. Потом поднимает доску. Садится на тот тяжелый груз что он не мог сдвинуть (бочка, ящик). Примеривается доской к голове падшего Уэстли.

Джон; – Ну и дружки у тебя… милый папочка. Эх, много бы я дала… дал, за
то чтобы узнать как там сейчас Джим?!

Конец второго действия.




ТРЕТЬЕ ДЕЙСТВИЕ


Картина первая

Место действия; скалы и джунгли на острове.

Характерный звук летящего и затем взрывающегося пушечного ядра. Это палит с «Испаньолы» Уэстли.

Голос Моргана; – Джим, стой!
Голос Сильвера; – Джим! Малыш! Куда ты так торопишься?

Выбегает Джим. За поясом у него мушкет. Оглядывается. Прячется и подслушивает–подсматривает. Входят Морган и Сильвер.

Сильвер громко; – Джими! – тише; – Не мог его придержать? Мальчишка сидел в трюме и слышал как мы договаривались.
Морган; – Давно пора было поддеть его на перо.
Сильвер; – Ненужный риск. Могли заподозрить.
Морган; – Он мог запросто поскользнуться на мокрой палубе и выпасть за борт. Разве не мог? Еще как мог. Вспомни как Флинт приделал Крабу мыльные набойки?

Звук выстрела, ядро пролетает чрезвычайно низко над головами говорящих.

Сильвер; – Дьявол, Уэст, поправь прицел… Может оно и к лучшему что эти с картой увязались за Джимом.
Морган; – Не понимаю я тебя, Окорок. Гораздо сподручнее было перебить их на шхуне.
Сильвер; – Не скажи. Я тебе уже говорил и повторяю – кто будет курс держать на обратном пути? А так, этого парнишку мы можем с большой выгодой для себя обменять на сокровища. Особенно если мы щенка прижмем. Каждый его визг нам обойдется в тысячу пиастров чистого дохода.
Морган; – Ну, Сильвер, тут я уж и не знаю. Что на меня, так я не согласился бы на такой расклад.
Сильвер; – У этого докторишки доброе сердце, и благородство из него так и прет.
Морган; – Будь я при таком раскладе на месте докторишки, пристрелил бы  сопляка своей рукой. Вот всё что я смог бы сделать для мальчишки, и то это считалось бы им за награду и избавление. Вспомни, как молил Дик, чтоб его пристрелили.
Сильвер; – Ты всегда слыл за добряка, Морган, и когда выпускал кишки Дику, и когда… Ребята!

Появляются пираты Том, Мэлли, Джордж. Они вооружены.

Том; – Что происходит, Сильвер? Зачем ребятам ружья?
Сильвер; – Погоди Том, – остальным, – Как там наш друг Алан?
Джордж; – О–о–о… Браун побеспокоится о нем.
Сильвер; – Просто из одного только милосердия, я прошу вас ребята, поискать мальчишку. Не иначе как ему в голову кровь ударила, что он помчался.
Мэлли; – Да куда он денется?
Сильвер; – А когда кому–то кровь ударяет в голову, он становится всё равно что обожравшийся перебродившего ячменя петух. Может и клюнуть, не
так ли Мэлли. А я, пока вы ищете, объясню Тому зачем нам ружья…
Мэлли; – Чёрт с тобой, Окорок. Пойдем, ребята!

Все уходят, кроме Сильвера и Тома.

Сильвер; – Ты еще не понял приятель что происходит? Тем хуже для тебя, Том.
Том; – Сильвер, ты уже не молодой человек и как будто имеешь совесть, так объясни же мне, зачем ты связываешься с этими гнусными крысами.
Сильвер; – Ах, Том Том, ты для меня чистое золото. Неужто ты думаешь я стал бы хлопотать о тебе, если бы не любил тебя всем сердцем? Все уже сделано и ребят уже не остановишь. Я только хочу спасти твою шею вот только почему я с тобой. Да если бы наши матросы узнали о чем я с тобой толкую, Том, подумай что бы они со мной сделали.
Том; – Нет, я не верю. Ты не можешь быть с ними заодно. Нет?…

Том отступает от Сильвера. Откуда–то доносится душераздирающий вопль.

Том; – Что это?
Сильвер; – Ты хочешь знать что это? По моему это Алан.
Том; – Что?! Алан?! Мир его праху! Он умер как настоящий моряк. А ты Джон Сильвер… Ты знай, я своего долга не нарушу. Ведь это вы убили Алана, а? Так  и меня убейте, если сможете. Но знай – я вас не боюсь.
Сильвер; – Зачем ты так, Томми! Разве ты еще не понял, что на твоей стороне. Ах, какие негодяи – убили Алана. Спеши! Нужно предупредить капитана Смоллетта!

Том поворачивается и уходит. Сильвер швыряет в Тома костыль. Костыль попадает Тому в голову. Том падает, но он еще жив. Сильвер резво бросается на Тома. Извлекает нож и приканчивает Тома. Пушечная стрельба прекращается. Возвращаются пираты, Джордж, О, Брайан, Мэлли, Морган.

Морган; – Мальчишка, как сквозь землю провалился.
Сильвер; – Ладно. Деваться то ему некуда. За работу, ребята. Швырните Тома куда нибудь в кусты.
Мэлли, – Покойнику не всё равно где валяться?
Сильвер; – Это только петле, Мэлли, наплевать кто там в ней болтается. А вот королевскому прокурору, до всего есть дело.
Джордж; – Бы–ы… бы–ы… Хватай его за ногу.

Пираты уходят, утаскивая за собой тело Тома. Из укрытия выбирается Джим. Его мутит. Появляется одичавший Бен Ганн.

Бен Ганн; – Не надо! Прекрати, Мэри… Слышишь?! Прекрати говорить мне такие грубые слова!

Джим; – Мама!

Бен Ганн; – Нет!!! – закрывает уши руками. – Нет. Я бы конечно, подрядился угольщиком, но чертов Паркенсон… Что? А он не отдает, Мэри! Скажи ему! Хоть ты скажи ему!

Джим пятится.

Бен Ганн Джиму; – Стой! Куда?! Стой. Почему ей так больно? Она говорит ей больно. И прошлый раз говорила. И всегда говорит. Ты же обещал, что ей не будет больно. Ты же обещал! Ты ведь обещал! Я хорошо запомнил твою рожу! Ты обещал, а теперь убегаешь. Не оставляй меня с ней. Не оставляй. Я…

Бен Ганн падает на колени.

Джим; – Кажется я догадываюсь о ком вы… Но ей уже не больно.
Бен Ганн; – Правда? Поклянись!
Джим; – Клянусь. Я клянусь. Она… она умерла и ей уже не больно.
Бен Ганн; – Умерла? Умерла! Почему это не приходило мне в голову?! Ну почему я не мог так подумать, Господи?! Как хорошо – она умерла. Умерла.

Бен Ганн отпускает Джима и плачет.

Бен Ганн; – Ты… ты кто? Ангел?
Джим; – Джим. Я Джим, с «Испаньолы». А ты?
Бен Ганн; – Джим, ты видишь перед собой несчастного Бена Ганна. Меня высадили с «Моржа». Это правда? Правда что она умерла?… Тихо! Слышишь?
Джим; – Что?
Бен Ганн; –Я подсмотрел где Флинт зарыл свои денежки. Слышишь? Если бы я только мог догадаться что они хотят мне сказать! Так ты, Джим? А Флинт?! Где Флинт? Говори, иначе убью!
Джим; –  Нет никакого Флинта. Если вы про пирата Флинта, так, говорят, он помер. А капитаном у нас на «Испаньоле» сэр Смоллетт.
Бен Ганн; – Правда?
Джим; – Ну если вы хотите знать всю правду – на корабле товарищи Флинта. И для нас это большое несчастье.
Бен Ганн; – А нет ли среди них одноногого?!
Джим; – Сильвера? Он у нас поваром. И верховодит всей шайкой. Это такой человек… И у нас на судне мятеж.
Бен Ганн; – Сильвера? Сильвера… Да его звали Сильвером! Джим… ты не знаешь что они хотят мне сказать? А? Джим? А вы ведь явились за денежками. Если Сильвер с вами – то за денежками. Да? Скажи, Джим? Ну, скажи. Что тебе стоит?
Джим; – Вообще–то да. У нас есть карта где обозначено, где зарыты сокровища.
Бен Ганн; – А денежек нет. Нет. Нет. Нет.
Джим; – Как нет? Что ты говоришь, Бен?
Бен Ганн; – Нет и всё.
Джим; – О, святая Мария Магдалина! Этого быть не может. Есть же карта, есть… А–а, Бен, ты врешь мне. Сильвер не такой человек, чтоб поверить в то, чего нет.
Бен Ганн; – Послушай, Джим, а как поступит твой Смоллетт, если я помогу выкарабкаться вам из беды?
Джим; – Бен, скажи что это неправда, иначе… Мне очень нужны деньги. Если я не найду полсотни фунтов, меня вышвырнут на улицу, как щенка, как… Бен, куда вы спрятали клад? Вы ведь сами говорили – подсмотрели за Флинтом. Значит вы его перепрятали. Да?
Бен Ганн; – Ну–ка тихо! Молчать. Прости, Джим но они меня изводят своей болтовней…
Джим; – Хорошо… – вынимает мушкет, – Знаете, Бен, я ни разу в своей жизни не стрелял в человека. И я всегда думал, как это… как это выстрелить, и… И я думал что я не смогу. Даже когда моей жизни будут угрожать. Но вот теперь я смогу. Потому что эти деньги… это больше чем… это все равно, как если бы вы убили меня, понимаете как мне они нужны?
Бен Ганн; – Замолчи, Тереза! Видишь, этот мальчишка собрался продырявить твоего Бена. Ну не знаю, не знаю где я посеял кисет! Вот и помолчи!
Джим взводит курок мушкета; – Там, на «Испаньоле» вас… я не хотел говорить. Вернее не знал как сказать, так вот там на шхуне ваш сын Джон.
Бен Ганн; – Ха–ха! Ловко! Ловко придумано! Возвращайся к своим дружкам. Видишь над лесом джек юнион полощется – твои приятели там.
Джим; – И он вас любит. Он так мечтал вас увидеть. Это я помог пробраться ему на корабль.
Бен Ганн; – Молчи женщина!.. Нет у меня никакого сына.
Джим; – А откуда тогда я узнал, что ваша жена умерла?
Бен Ганн; – Да, откуда? В самом деле? Помолчи, Тереза, слышишь этот мальчишка говорит, что ты умерла.
Джим; – Она болела. Вы подались в пираты чтоб заработать денег на её лечение. Вы мечтали разбогатеть. Купить таверну мечтали.
Бен Ганн; – Я не знаю никакого Джона. Не бойся Тереза, ему не удастся втереться в доверие к несчастному Бену Ганну, чтоб прикарманить наши денежки.
Джим; –  Тогда я выстрелю в вас! И буду искать. Год, три, пять, но я их найду,
Бен. Ты слышишь? Я просто не могу вернуться… так.

Джим поднимает мушкет. Появляется Джон.

Джон; – Джим! Грот–стеньга–стаксель – я перегнал шхуну в бухту капитана Кидда!

Джон замечает Бена Ганна.

Джон; – Что?! Это… Не может быть. Не стреляй, Джим! Не надо. Постой!
Джим; – Не подходи, Джон. Лучше не подходи. Я сейчас другой. Я… А он украл деньги, Джон.
Джон; – Всё таки дай мне мушкет. Ну же, Джим. Ну что тебе стоит отдать мне этот чертов мушкет иначе ты потом! Как ты будешь потом?!
Бен Ганн; – Дженни?! Девочка моя…
Джим; – Он заговаривается, Джон. Не обращай внимания.

Джим отдает мушкет Джону. (С этого момента Джон, в тексте пьесы, под именем Дженни).

Дженни; – Ну наконец–то встретились! И у меня в руках мушкет.
Бен Ганн; – Боже мой, это Дженни! Узнаю свою девочку! Но как?! Или это тоже мне кажется? Дженни!
Дженни; – Это не кажется. Это, в самом деле, я, папочка, твоя Дженни.
Джим; – Как… Дженни? Тут что ли воздух особенный, что у всех помутнение рассудка?
Дженни; – Как же я долго мечтала об этом папа Бен! Мама… умерла, а тебя всё нет и нет. Сначала я ждала тебя. Очень ждала. Я бегала в порт. Я прислушивалась. Я как рыбачка, торчала у маяка. А потом… а потом со мной что–то случилось и я прокляла тебя! А потом я решила тебя найти. И убить! Но сначала рассказать про те три года что я… Тебе то тут хорошо, одному! Было! Да?! На безлюдном острове?! И я тебя больше не жалею!
Джим; – Дженни!

Дженни стреляет в сторону Бена Ганна. Раздается крик. Бен Ганн падает.

Дженни; – Мама!
Джим, подходит к лежащему Бену Ганну; – Дженни, ты его… ты убила своего отца.
Дженни; – Нет! Я целилась мимо. Я хотела… Я просто хотела… Но он не шевелится? Папочка!

Бен Ганн садится.

Бен Ганн; – Ты едва не пристрелила меня, Дженни. Не поверишь, за эти три года я как–то отвык от тебя и не успел увернуться. Но в одном ты права детка, я негодный отец. Знаешь Джим, мне нужно будет переговорить с твоим Смоллеттом. Пусть он даст слово джентльмена, что по братски разделит сокровища на всех.

Голос Моргана; – Послушай, Окорок. Кто–то подстрелил нашего Гарри.
Бен Ганн; – Это Сильвер! Убегайте!

Выходит Сильвер, О, Браун, Мэлли, Джордж. Дженни наводит на них мушкет.

Бен Ганн Джиму; – Поздно! Слушай, сынок… – наклоняется к уху Джима.

Сильвер; – Я даже знаю кто именно его подстрелил. Будь я проклят если это не
Бен Ганн, которого мы считали покойником. Вот так встреча, чёрт меня совсем побери! А–а, и Джим здесь! А это еще кто? Не иначе та самая девчонка, которую заместо балласта протащил на «Испаньолу» наш юнга. Сильвер, все знает и видит…
О, Браун; – Надо было её пришить!
Сильвер; – Тебе бы только подрезать кого. А как бы мы сторговались с Беном? Возьми девчонку на мушку, Мэлли! И не дрейфь. Она разрядила свой мушкет в бедолагу Гарри.
Бен Ганн; – Беги!

Бен Ганн бросается на линию огня, закрывая своим телом Дженни и падает сраженный выстрелом.

Дженни, бросается к отцу; – Папа!

Джим, пользуясь замешательством бросается прочь.

Сильвер; – Держи мальчишку! Бен ему нашептал где клад!
Джордж; – Ха–ха–ха… хватай!

Вслед Джиму гремят мушкетные выстрелы. Джим убегает.


Картина вторая


Дом–сруб и частокол вокруг него. Над крышей сруба британский флаг. Д–р Ливси, Трелони, и капитан Смоллетт. Раздаются выстрелы.

Трелони; – Кажется это мой кредитор, карабкается через частокол…
Д–р Ливси; – Да. Господа, голову даю на отсечение – это мчится наш Джим!
Смоллетт; – Будто за ним гонится сам дьявол.
Д–р Ливси; – Дьявол? Скорее уж тогда, сквайр Трелони, со своими закладными.
Трелони; – Или наш док, с клистирной трубкой.

Смоллетт; – Прекратите, господа!…Однако; Был он резвый паренек;Резвый Робин, шустрый Робин… Беспокойный паренек – Резвый, шустрый Робин!
Трелони; – Верно, капитан. Меня тоже удручает чувство юмора, нашего доктора! Однако признайтесь Ливси, вы проиграли наше пари.
Д–р Ливси; – Об этом рано судить, уважаемый сквайр.

Джим перемахивает через частокол и вбегает в дом.

Джим; – Капитан Смоллетт! Сквайр! Доктор! Как я рад! Быстрее! Там! Её убьют!
Смоллетт; – Откуда вы так бежите, юнга? Что случилось?
Трелони; – И заодно объясните, куда это вы так спешили, покидая «Испаньолу»?
Д–р Ливси; – Кого убивают, Джим?
Джим; –  Убивают? Нет. Я… Никого. Просто я… Там пираты.
Д–р Ливси; – Неужели пираты? А мы думали король Георг, собственной персоной.
Трелони; – Всё таки, Джим, объяснитесь как–то. Какого… вы прыгнули в эту чёртову шлюпку? Вы были в своем уме? А? Как? Это из–за вас мы здесь.
Джим; – Я должен был… Я…
Д–р Ливси; – Оставьте в покое мальчишку, Трелони. В конце концов, это была ваша идея, найти эти сокровища.
Трелони; – Да! Моя! Разве не замечательно найти сокровища?! Поделить их. И…
Д–р Ливси; – И прикупить вересковую пустошь на задах усадьбы.
Трелони; –  Да. Пусть так. Но если бы я знал, что мне придется отбиваться от пиратов вместе с человеком… с таким человеком, с таким плоским, таким невозможным чувством юмора, я бы еще подумал! А? Да! Подумал–бы!
Смоллетт; –  Прекратите–же господа, припираться. Я полагаю, юнга сейчас отдышится, соберется с мыслями и сам нам все расскажет.
Трелони Смоллетту; – Этот доктор… это невозможный человек.
Смоллетт; – Ну–ну, сквайр… Что это? Ага. К оружию, господа! Пираты, вопреки утверждению Джима, уже не там, они уже здесь.

Все изготавливаются к бою. Над частоколом появляется лицо Сильвера. В руках у Сильвера белый флаг.

Смоллетт; – Держу пари они затевают какую–то хитрость! – пиратам, – Кто идет?! Стой! Или будем стрелять!
Сильвер; – Белый флаг!
Смоллетт; – Доктор Ливси, прошу вас, займите северную сторону. Трелони – западную. Джим – южную. Джим, вы способны выстрелить из мушкета?
Джим; – Он пришел за мной.
Смоллетт; – Вот сейчас мы это и узнаем… Что вам угодно, Сильвер?
Сильвер; – Наши несчастные ребята выбрали меня капитаном, после вашего дезертирства, сэр. Мы готовы подчиниться вам опять, но на известных условиях… Но прежде вы должны дать мне слово, что позволите мне уйти отсюда живым.
Трелони тихо; – Он у меня на мушке, капитан.
Д–р Ливси; – Сквайр!
Смоллетт; – Ладно. Идите сюда. Но если вы замышляете предательство, то потом пеняйте на себя…
Сильвер; – Этого достаточно, капитан, вашего слова!
Трелони тихо; – Пристрелить и всё!
Д–р Ливси; – Боже мой, сквайр, держите же себя в руках!

Сильвер преодолев частокол, приближается к дому.

Смоллетт усаживаясь на пороге дома; – Вот и вы, любезный. Садитесь.
Сильвер; – Ладно, капитан. Только потом вам придется подать мне руку чтоб я смог подняться. О, Джим ты уже здесь…
Смоллетт; – К делу, любезный. Говорите, зачем вы пришли.
Трелони; – Да. Зачем?
Сильвер; – Вот в чем дело. Мы хотим достать сокровища, и мы их достанем. А вы хотите спасти свою жизнь и имеете на это полное право. Я знаю
Бен Ганн успел шепнуть Джиму где сокровища.
Смоллетт; – Дальше.
Сильвер; – Отдайте нам Джима. Под мое слово, капитан. Пусть он укажет где бедолага Бен спрятал сокровища и проваливает.
Смоллетт; – Все?
Сильвер; – Джим, все? Это все чем ты можешь ЕЙ помочь?
Трелони, д–ру Ливси; – О чем это он?
Сильвер; – Джим знает о чем. Ну, так как юнга, неужто тебе не жаль свою подружку? А?
Смоллетт: – Стоп! Не знаю о ком вы говорите, любезный, но теперь послушайте меня – если вы все придете ко мне безоружные и по одиночке, я обязуюсь заковать вас в кандалы, отвезти в Англию и предать справедливому суду. Но если вы не явитесь, то знайте зовут меня Александр Смоллетт, что я стою под этим флагом, и что я отправлю вас всех к дьяволу. Убирайтесь, же, любезный! Поторапливайтесь!
Сильвер; – Дайте мне руку, чтоб я мог подняться.
Смоллетт; – Не дам!
Сильвер; – Кто даст мне руку?

Сильвер поднимается сам. Сильвер плюнул.

Сильвер; – Вы для меня, как этот вот плевок! Через час я подогрею ваш старый блокгауз, как бочку рома! Через час, те из вас, кто останется в живых, позавидует мертвым!

Трелони тихо; – Каков гусь.
Д–р Ливси тихо; – Кажется я рискую окончательно потерять свою практику в Бристоле.

Сильвер уходит, с трудом преодолев частокол.

Смоллетт; – Что это значит всё, юнга Джим?
Джим; – Капитан Смоллетт, я… я расскажу. Я провел на корабль… Она пряталась в трюме. Вы не знали. Потому что её отца высадили на этот остров. Бена Гана. Так зовут его. Он нашел и перепрятал сокровища Флинта. Наши сокровища.
Трелони, д–ру Ливси; – Что я говорил? А?
Д–р Ливси; – Да погодите вы со своим пари,  – Джиму, – Джим, я не совсем понял – кто ехал в трюме?
Смоллетт; – Что за бред я слышу!.. Если бы моя воля, я с удовольствием взорвал весь этот остров, вместе с его сокровищами! Вот что я думаю обо всем об
этом!
Трелони, д–ру Ливси; – Всё-таки Смоллетт, ужасный человек.
Джим; – Это в ста шагах на зюд–зюд–вест от обозначенного на карте места.
Смоллетт; – Так, тихо! Всё! Довольно! Стоп! Сейчас не время выяснять подробности! Я прошу вас выслушать меня внимательно; вы видели я встретил Сильвера, так сказать, залпом пушек всего борта. Я привел его в бешенство, и сейчас начнется атака. Их больше, но мы в крепости. И минуту назад я бы мог сказать, что у нас есть дисциплина. Я не сомневаюсь, что мы сможем победить их, если захотим победить их. А
теперь…
Трелони; – Господа! Нас атакуют!
Смоллетт; – Ну наконец–то! Итак, что самое главное, господа?
Д–р Ливси; – Не спускать флаг!
Трелони; – Ни при каких обстоятельствах!
Смоллетт; – Верно!

Трелони стреляет в бойницу. Раздается крик поверженного пирата. Через частокол лезут О, Брайан, Морган, Мэлли, Джордж, ПИРАТ №3, ПИРАТ №4, ПИРАТ №5.

Сильвер, из–за частокола наблюдает за схваткой.

Пираты кричат; – На абордаж, ребята! Бей их! На реи! Рви! Карамба!
Сильвер; – Хватай, Джима, ребята! Тащи его сюда!

Д–р Ливси, Смоллетт стреляют в пиратов. Пираты стреляют в ответ. Джим перезаряжает мушкеты и ружья. ПИРАТ №3 падает, подстреленный. ПИРАТ №4 суется в дверь и натыкается на клинок Смоллетта.

Смоллетт; – На вылазку! Вперед! В рукопашную!

Трелони, Смоллетт и д–р Ливси выбегают из домика, с кортиками и шпагами. На них нападают пираты с ножами. Джим берет мушкет и, решившись, выходит из домика и натыкается на ПИРАТА №5.

ПРИАТ №5; – Опять сбежишь? Ха–ха… Трусливый щенок! А ну ты, сопляк, давай сюда мушкет. Быстро! И марш к Сильверу!
Сильвер, ПИРАТУ №5; – Что ты с ним канителишься?! Волоки его сюда!
Джим; – Не подходите, я выстрелю!
ПИРАТ №5; – Что? Что ты сказал, трусливый щенок?

Джим стреляет в ПИРАТА №5. ПИРАТ №5 падает, сраженный.

Сильвер; – А, черт! Не подстрелите мальчишку, остолопы!

Пираты отступают за частокол. Трелони, д–р Ливси, Смоллетт и Джим прячутся в дом.

Трелони; – Капитан, что у вас с рукой?
Смоллетт; – Зацепила каналья….
Д–р Ливси; – Давайте я погляжу. Так больно? Ничего, жить будете…

Д–р Ливси принимается за перевязку раненной руки Смоллетта.

Смоллетт; – А вы отважны, Джим. Честно признаюсь, не ожидал. Я полагаю доктор, теперь вы можете ему сказать…
Трелони; – Он просто обязан. Да?
Д–р Ливси; – Сквайр, будьте любезны, мой саквояж… Да, Джим, мне неловко в этом признаваться, но думаю вы не будете держать на меня зла – я ведь
полагал что вы трус. Я ошибся. Приношу вам свои извинения, и вот вам моя рука!
Смоллетт; – Куда же вы, Джим? Вечереет, небезопасно!
Трелони; – Джим!
Д–р Ливси; – Но я ведь извинился!
Джим; – Я не могу… Я должен… Я скоро! Главное не спускать флаг. Я понял. Главное флаг, вот в чем всё дело!

Джим пятится к частоколу и убегает прочь.

Смоллетт; – Как вам наш резвый Робин?1
Трелони; – Не знаю как вам, господа, а мне как–то…
Д–р Ливси; – Мне тоже, сквайр.
Смоллетт; – Полегче, док! Что вы право, в самом деле, будто линь на кнехт…
Трелони; – Действительно, Ливси? Вам тоже?
Смоллетт; – О чем вы, господа?
Д–р Ливси, оканчивая перевязку; – Ну вот… Да мне тоже не по себе, капитан. Сколько их осталось?
Трелони; – Сильвер, Джордж, этот… О, Брайан. Трое?
Д–р Ливси; – Вы забыли Мэлли и Моргана. Но в любом случае, если в штурме участвовала вся шайка из тех, что высадились на остров, то их только пятеро.
Трелони; – Тогда как нас целых трое! Так. Выступаем немедленно! Предлагаю пленных не брать! Отчаянный натиск! Вы Смоллетт зайдете с фланга. Я и Ливси по фронту!
Смоллетт; – Сквайр…
Трелони; – О, Боже?! Что опять? – д–ру Ливси; – Он вновь сейчас скажет что я невозможный человек!
Смоллетт; – Сквайр, вы забыли свой мушкет.


Картина третья


Джунгли, скалы, костер. У костра (погасшего) спят пираты; Джордж, О, Браун, Морган. Сильвер сгорбился и, наверное, тоже спит. Появляется Джим. Он осторожно осматривает поляну, пока не находит в дальнем неосвещенном углу, связанную Дженни.

Джим тихо; – Это я. Сейчас я тебя развяжу… Ты плачешь? Не плачь.
Дженни тихо; – Ты не обязан был возвращаться за мной…
Джим тихо; –  Не реви! Господи! Ради всего святого, только не реви. Просто не могу видеть как ревут девчонки…

Джим развязывает Дженни.

Джим; – Если ты перестанешь плакать, Дженни, я тебе скажу…
Дженни; – Вот видишь я уже не реву.
Джим; – Даже если бы мне пришлось умереть… я бы всё равно вернулся. Я знаю, Бог бы мне позволил придти к тебе, чтоб сказать…

Сильвер; – Эге, да это Джим Хокинс, чёрт меня подери! Зашел в гости, а? Заходи, заходи, я всегда рад старому другу!

Джим; – Бежим!
Дженни; – Я не могу – ноги затекли. Убегай сам!
Джим; – Тогда я тоже. Я не побегу больше. Не от кого.

Пираты вскакивают, хватаются за ружья–сабли.

Морган; – Щенок?!
Мэлли; – Разрази меня гром!
Джордж; – Ка–ка–ка… Джим?

Морган хватает Дженни.

Мэлли; – Окорок был прав, Морган –– мальчишка таки клюнул на живца и сам пришел!
Морган Сильверу; – Ладно–ладно, Сильвер, твоя взяла. С меня выпивка. Я думал мальчишка трус. Был бы трусом не пришел бы.
Джордж; – Мэлли, кинь–ка мне линь! Сы–сы–ы… Сейчас обвенчаем их, по пиратскому обычаю.

Пираты связывают Дженни и Джима между собой. Но так что ноги и руки у тех свободны.

Морган; – Не люблю я этого. Это с Кидда началось. Такой уж Кидд был благочестивый! Это тот надумал вязать мужа и жену одной веревкой, чтоб за борт вместе. А по мне так это уж слишком…
Мэлли; – Ну, это смотря какая жена. Это если твою старуху вспомнить…
Сильвер пиратам; – Заткнитесь, джентльмены, – Джиму, –  А что, я с первого раза увидел что ты ловкий малый, но теперь вижу что ты прямо герой! Я на тебя ставил и выиграл, – пиратам, – А вы,  джентльмены, ложитесь не стесняйтесь, вы вовсе не обязаны стоять перед мистером  Хокинсом навытяжку. А уж он извинит нас, накажи меня Бог.
Джим; – Я пришел сам… И может вам покажется что я глуп, что я… да я свалял дурака, когда сбежал, но я не трус. И если мне доведется погибнуть, расскажите доктору, что я умер не бесславной смертью.
Сильвер; – Буду иметь это в виду, сынок. По крайней мере это откровенно. Тогда и я буду с тобой откровенным. Ты мне всегда был по сердцу, потому что у тебя голова на плечах. Глядя на тебя, я вспоминаю то время, когда и я был такой же молодой и красивый. Я всегда хотел чтобы ты присоединился к нам, получил свою долю сокровищ, и умер в роскоши, богатым джентльменом. И вот сынок, ты пришел наконец.
Джим; – Вы хотите, чтобы я отвечал?
Сильвер; – Никто не принуждает тебя, дружок. Торопиться нам некуда. Ведь в твоем обществе никогда не соскучишься.
Джим; –  Я не с вами. Нет. А если вы пощадите Дженни, я попытаюсь вытащить вас из петли.
Джордж; – Ка–ак он заговорил!
Мэлли; – Не забудьте, что это он вытащил карту из сундука папаши Бонса.
Сильвер; – Это еще не всё.
Морган, выхватывая нож и подступая к Джиму; – Пустить ему кровь!
Сильвер; – Это он, клянусь громом, протащил на шхуну эту девчонку
Дженни; – Неправда! Я сама… прокралась.
Сильвер; – Это он подслушал нашу болтовню и выдал нас! Наконец–то Джим Хокинс попал нам в руки.
Морган Джиму; – Ну–ка, какого цвета у тебя потроха?
Дженни; – Не тронь его, а то… а то будешь иметь дело со мной!

Пираты смеются.

Джордж; – Вы–ы… воткни ему в печень кы–клинок Морган, посмотрим как тогда запоет его девчонка!О, Брайан; – Отхвати у него кусок, Том! Говорят, у этих юных джентльменов очень нежное филе!

Появляется Мэлли.

Мэлли; – Джон! Шхуны нет! Джон!
Джордж; – Ка–ка–ка… Как нет?
О, Брайан; – Дьявол меня разрази!
Морган; – Все из этого мальчишки! Ну ка признавайся, где «Испаньола» иначе я выпотрошу тебя как цыпленка!
Дженни; – Это я!
Джим; – Молчи, Дженни!
Дженни; – Это я угнала «Испаньолу»! Если хотите знать, это я треснула вашего Уэстли доской по башке. Того самого который ненавидит пиявок. Нет. Каракатиц.
Мэлли; – Это правда. Уэст ненавидит каракатиц.
Дженни; – И я вам не скажу, где стоит «Испаньола»!
Джим; – Господи, Дженни! Что ты несешь? Она врет! Она все придумывает.
Это неправда!
Дженни; – Нет, правда, Джим. Я угнала шхуну, и не скажу куда, потому что…

Дженни неожиданно хватает с земли открытую бутылку рома.

Дженни; – …черта с два вы услышите от меня хоть слово!

Дженни запрокидывает голову и, давясь, торопливо пьет джин.

Сильвер; – Черт меня совсем побери! Что вы на неё уставились, бараны?! Отнимите у нее эту чёртову бутылку!

Дженни, отбрасывает бутылку; – Поздно…  Джентльмены? Джим? Я… Джим, пока я еще могу говорить. Джим, один человек… сам по себе… ничто не может. И… ничего не значит. Тем более, Джим… если он один, среди других людей. Теперь всё. Джентльмены?

Дженни падает.

Джим; – Она умерла!
Сильвер; – Вот чёртова девчонка. Умерла? Можно и так сказать – она умерла склянки на четыре.
Джордж; – Вы–вы… В жизни ничего такого не видел – она вы–вы–ы–ы… вылакала бутылку рома.
О, Брайан; – Ну всё! С меня довольно! В петлю его!
Морган; – Прежде пусть скажет где шхуна. Черта с два, девчонке под силу угнать шхуну! Это он! Сейчас я его немножко подрежу, и он доложит…
Сильвер; – На место! Кто ты такой, Том Морган? Быть может ты думаешь, что ты здесь капитан? Запомни; не было еще человека, который остался бы жить на земле после того, как не поладил со мной.
О, Брайан; – Морган верно говорит.
Дженни в забытьи; – Нет, нет и нет! Это напоминает мне…
Джордж; – До–до–до… хватит! Хватит мной командовать, и клянусь виселицей, Окорок, я не позволю тебе водить меня за нос.
Сильвер; – Джентльмены, кто из вас хочет иметь дело со мной?! Онемели? Выходи, кто хочет, я жду. Я не для того прожил столько лет, чтобы какой–нибудь пьяный индюк становился мне поперек дороги. Пусть тот, у кого хватит духу, вынет свой кортик, и я, хоть и на костыле, увижу, какого цвета у него потроха прежде чем погаснет моя трубка! О, Брайан; – Прошу прощения, сэр. Вы часто нарушаете наши обычаи. Но есть обычай, который даже вам не нарушить. Команда недовольна, и мы имеем право собраться и поговорить. Прошу прощения, сэр, так как вы все же у нас капитан, но я хочу воспользоваться своим
правом и созвать совет.

О, Брайан изысканно отдав честь Сильверу, отходит подальше. Вслед за ним отправляются Морган, Джордж, Мэлли. Уходя, каждый отдает честь Сильверу и
произносит;
Морган; – Согласно обычаю, сэр.
Мэлли; – На матросскую сходку, капитан.
Джордж; – Ка–ка–ка… вобщем ты понял, Джон.

Сильвер Джиму, тихо; – Слушай, Джим Хокинс, ты и твоя подружка на волосок от смерти. Но что еще хуже всего, вы на волосок от пытки. Они хотят разжаловать меня. Ты видел, как я за тебя заступался. Я сказал себе – заступись за Хокинса, Джон, и Хокинс заступится за тебя. Услуга за услугу, решил я.
Джим; – Вы хотите сказать, что ваша игра проиграна?
Сильвер; – Да, клянусь дьяволом, да! Раз нет корабля, значит остается одна только виселица! А эти пускай совещаются, безмозглые трусы. Я постараюсь спасти твою шкуру. Но слушай Джим, услуга за услугу, ты спасешь меня от петли.
Джим; – Я сделаю что смогу.
Сильвер; – Значит по рукам. Не хочешь ли выпить приятель?
Дженни, в забытьи; – О–о, нет, приятель!
Джим; – Нет.
Сильвер; – А я глотну.
Дженни; – Никогда, вам меня не убедить, что…
Сильвер; –  Впереди столько хлопот, нужно же мне пришпорить себя. Кстати, о хлопотах. Зачем было  сквайру и доктору, отпускать тебя ко мне, милый
Джим? Ведь ты один знаешь теперь где  спрятаны сокровища.
Джим; – Я…
Сильвер; – Только не говори что ты сбежал от них, из–за девчонки. Нет, тут что–то не так.
Джим; – Идут.

Пираты возвращаются к Сильверу и Джиму.

Сильвер; – Милости просим, дружок, пусть идут. У меня еще есть чем их встретить.

Пираты останавливаются на некотором расстоянии, вперед, с опаской, выступает выборный. Это Морган.

Сильвер; – Подойди ближе, приятель. Не бойся. Я знаю обычаи, я депутата не
трону.

Морган сует Сильверу в ладонь нечто. Сильвер раскрывает ладонь.

Сильвер; – Черная метка! Так я и думал. Где вы достали бумагу? – разглядывая черную метку, – Что это? Вырезали из Библии? Ну уж и будет вам за это! И какой дурак разрезал Библию?
О, Брайан, пиратам; – Что я говорил? Ничего хорошего из этого не выйдет.
Сильвер; – Ну уж теперь не отвертеться вам от виселицы. У какого дурака вы взяли Библию?
О, Брайан; – У Мэлли.
Сильвер; – У Мэлли? Ну, Мэлли, молись. Твоя песенка спета.
Дженни; – Эй! Пусть кто нибудь прикроет дверь, черт возьми…
Морган; – Довольно болтать, Джон Сильвер. Команда, собравшись на сходку, как велит обычай джентльменов удачи, вынесла решение послать тебе черную метку. Переверни её, как велит наш обычай, и прочти что там написано. Тогда ты заговоришь по иному.
Сильвер; – Спасибо, Морган. Ты у нас деловой человек и знаешь наизусть наши обычаи. Что–ж тут  написано? Ага! «Низложен». Так вот в чем дело. Я нисколько не удивлюсь, Морган, если теперь выберут капитаном тебя.
Морган; – Ну–ну, нечего тебе морочить команду. Ты у нас больше не капитан.
Сильвер; – А я думал ты и вправду знаешь наши обычаи. Вы должны предъявить мне свои обвинения и выслушать ответ, а до той поры ваша черная метка будет стоить не дороже сухаря.
Морган; – Не бойся, мы не нарушим обычаев. И вот тебе обвинения; во первых, ты провалил все дело. Во вторых, ты не позволил нам вырезать наших
врагов на судне, хотя там они были в настоящей ловушке. В третьих, ты заступился за этого мальчишку.
Сильвер; – Это все? Теперь послушайте меня. Вы говорите я провалил дело, а кто меня торопил и подталкивал?  Но вы ведь знаете чего я хотел. Если
бы вы послушались меня, мы бы все теперь находились на «Испаньоле», целые и невредимые, а золото лежало бы трюме, клянусь громом! И кто начал всю эту дьявольскую пляску? Прекрасная пляска – такие коленца, которые выделывают те плясуны, что болтаются в лондонской петле. А кто все начал? Джордж, Эндерсон, Хендс, и вот ты Морган.
Морган; – Перестань ругаться, отвечай на остальные обвинения.
Дженни; – Держи, курс, дьявол…
Сильвер; – Вы наверное уже забыли зачем нам этот мальчишка, так торопились его подрезать. Только он  знает куда Бен Ганн спрятал золото. И потом он наш заложник, понимаете? Неужели мы должны уничтожить заложника?! Он, быть может, последняя наша надежда!
Морган; – Все это хорошо, но как мы увезем сокровища, если у нас нет корабля?
Сильвер вскакивая; – Предупреждаю тебя в последний раз, Морган! Еще одно слово и я буду с тобой  драться!.. Как? Почем я знаю как? Это ведь вы
проворонили корабль! Наверняка перепились как свиньи, что какая–то девчонка обвела вас…
Дженни в забытьи; – Какая–то Дженни…
Сильвер; – Вот именно, обвела вас вокруг пальца. Почем я знаю как. Но одно я знаю точно, кто бы из них  не угнал «Испаньолу» пока они здесь и они
живы и могут говорить, у нас есть шанс избежать петли! А теперь с меня тоже довольно. Я не хочу быть у вас капитаном.  Выбирайте кого хотите.
О, Брайан; – Сильвера в капитаны!
Мэлли; – Окорка в капитаны!
Джордж; – О–о–о… Окорок, на веки веков.
Дженни; – Аминь…
Сильвер; – Вот как вы теперь запели! Морган, милый друг, придется тебе подождать до другого случая. Счастье твое что у меня сердце отходчивое… Но что же делать теперь с этой черной меткой, приятели? Теперь она как будто ни к чему. Так что Джордж, ты понапрасну изгадил свою  Библию… А вот что, Джим, возьми как ты её себе на память!

Джим берет черную метку, разглядывает.

Джим читает; – «псы и убийцы» – это, кажется, из Апокалипсиса…

Сильвер, вскакивая и хватаясь за мушкет; – Наконец–то наши! Я уже заждался, честное слово! Ну не мог я поверить, что вы оставите ребят в беде!

Из кустов, из темноты выбегают капитан Смоллетт, Трелони, д–р Ливси.

Смоллетт; – Стоять!
Д–р Ливси; – Не двигаться!

Джордж хватает мушкет. Мэлли хватает саблю. О, Браун ружье.

Морган; – Черт возьми, Джон, я не понял?! Как же так?! Ты?
Мэлли; – Окорок?!
О, Браун; – Капитан?!

Сильвер стреляет в Моргана.

Сильвер; – Надеюсь теперь мы в расчете! Руби их, ребята!

Джордж стреляет в д–ра Ливси. Д–р Ливси падает.

Джим; – Господи!
Трелони; – Ах, дьявол!

Трелони стреляет в Джорджа. Джордж падает. О, Браун и Мэлли убегают. Смоллетт стреляет им вслед.

Джим и Трелони бросаются к д–ру Ливси.

Джим; – Боже мой, только не умирайте!

Д–р Ливси поднимает голову, берется руками за голову, разглядывает руки; – Повезло… Еще полмиллиметра в сторону и я окончательно лишился бы практики.
Сильвер; – Благодарю вас от всего сердца, доктор. Вы поспели как раз вовремя, чтоб спасти нас троих от этих пиратов. Как хорошо, что со мной был мистер Хокинс! Не будь его вы бы господа и бровью не повели, если бы
нас троих изрубили на куски.
Морган поднимает голову; – Джон… Будь ты проклят, предатель… – и роняет голову.
Сильвер; – Вот видите, господа, с какими людьми мне приходится иметь дело.
Джим; – Капитан Смоллетт, я… я действительно дал слово Джону Сильверу, что если он… то я…
Сильвер; – То Я избегу преследования, если спасу Джима. Вот что хотел сказать наш юнга, капитан. Не так ли, Джим.
Джим; – Да, это правда.
Трелони; – Вот уж кто действительно невозможный человек!
Д–р Ливси; – Это патология…
Смоллетт; – Джон Сильвер! Вы гнусный обманщик и негодяй! Чудовище! Слово данное Джимом, останавливает меня, но… но не забывайте, что мертвецы, сэр, висят на вашей шее, как мельничные жернова. Но я… Хорошо, я обязуюсь высадить вас в первом же нейтральном порту!
Сильвер, отдавая честь; – Сердечно вам благодарен, сэр.
Смоллетт; – Не смейте меня благодарить! Из–за вас я нарушаю свой служебный долг! Отойдите прочь от меня!
Дженни, в забытьи; – Папа…
Джим; – Дженни!

Джим бросается к Дженни и тормошит её.

Трелони; – Ну и что вы скажите на это доктор?
Д–р Ливси; – Скажу что я проиграл пари.
Смоллетт; – Протащить на судно девчонку, это, конечно, вопиющее нарушение дисциплины, но…

Дженни открывает глаза.

Дженни; – Джим… Грот–стеньга–стаксель  – как же у меня раскалывается голова!
Джим; – Сквайр, когда мы завтра извлечем сокровище я отдам свою долю в счет погашения долга. Выкуплю закладные за таверну.
Трелони; – Это не нужно, мой мальчик. Мы ведь с доктором заключили пари по поводу вас. А? Как доктор?
Д–р Ливси; – Сквайр поставил ваши… точнее долговые расписки вашего покойного батюшки, на то, что вы сумеете делом доказать, что вы… ну как бы это сказать, что вы решительны.
Смоллетт; – Что не трус!
Д–р Ливси; – Я же, увы!, утверждал обратное. Если бы я выиграл это пари, я был бы вынужден оплатить за вас, ваш долг. Ну а так как я проиграл, эти
закладные…

Д–р Ливси достает из нагрудного кармана закладные.

Д–р Ливси; – …летят в огонь.

Д–р Ливси швыряет закладные в огонь.

Трелони; – Браво, док!
Сильвер; – Запомни Джим, это пламя. Ничто на свете не горит так красиво и так медленно, чёрт меня побери совсем, как твой приговор!
Дженни Джиму; – Знаешь… у меня такое чувство, что мы его уже нашли. Сокровище. Ну не было бы этих  денег Флинта, ну не выкопаем мы их завтра…
Сильвер; – Она шутит, господа. Джим укажет курс, и…   
Дженни; – Ну да, ну да, но если бы их там не было бы, этих денег…
Д–р Ливси; – Я, кажется, догадываюсь, что хочет сказать эта юная леди. Она хочет сказать, что настоящее сокровище, это нечто большее чем деньги.
Не так ли?
Смоллетт; – Флаг! Вот допустим, флаг. Был бы флаг, господа, остальное зачтется!
Д–р Ливси; – Здоровье, господа, вот настоящее сокровище. Не так ли, сквайр?
Трелони; – Доктор, вы несносный человек. Сокровище это… это, знаете ли, сокровища. Приключение, в конце концов! А? Как вам такое?
Сильвер; – Удачно избежать петли! Ха–ха!
Джим; – Это не сдаваться!
Дженни; – Это когда вместе. Когда не один!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

карандаш