ПРИНЦИП ПОРТОСА

Ребята, мы добрались, наверное, до самой смешной повести нашего сайта. Лучше Владислава Петровича Крапивина, который писал предисловие к этой, повести я все равно сказать не смогу.

Итак: "И вот еще что надо сказать: писатель очень доверяет своим читателям. Он знает: они-то его поймут. Поэтому он вовсе не стремится к скрупулезной правдоподобности сюжетов. Иногда сюжеты эти напоминают залихватские тюзовские спектакли или отдают буффонадой. Например, уморительная история с террористом, которого поймали Колька Сырцов и Ксения Пишустина, по прозвищу Кэт. Или дерзкое использование «томсойеровской» фабулы в «Принципе Портоса».

А. Папченко словно говорит собравшимся в доверительный кружок ребятам: «Ну мы-то с вами понимаем, что кое в чем это веселый треп, наша с вами безудержная фантазия. Однако немало здесь и правды...»

ФРАГМЕНТ: "Когда я дал прочитать то, что здесь написано, одной образованной девушке, Переваловой, она нашла много недостатков. И что это за папа такой, который чуть не пристрелил родных детей? И что это за неправдоподобный рассказ? И нетипично ей, и непедагогически. Потому я переписал все заново, но теперь уже действительная правда восторжествовала и пусть никто не обижается... Мы, писатели, тоже люди, и нечего здесь перед нашим носом выпендриваться. Ну, а кому лень читать — пусть смотрит кино. Там как раз опять кого-то больно бьют... Все. С приветом Макс!"

МЫ - ИНКУБАТОРСКИЕ

 

Представляя здесь эти рассказы, я позволил себе взять фрагмент предисловия к повести   "Белый Бим Черное Ухо" замечательного писателя Гавриила Троепольского. Столько раз эти слова выручали меня, когда мне приходилось объяснять разным гражданам что литература для ребят вовсе не обязана всегда быть веселой и беззаботной. Вот они эти слова:

"Читатель, друг! Ты подумай! Если писать только о доброте, то для зла - это находка, блеск. Если писать только о счастье, то люди перестанут видеть несчастных и в конце-концов не будут их замечать. Если писать только о серьезно-печальном, то люди перестанут смеяться над безобразным... И в тишине уходящей осени, овеянный ее нежной дремотой, в дни недолгого забвения предстоящей зимы, ты начинаешь понимать: только правда, только честь, только чистая совесть, и обо всем этом - с_л_о_в_о. Слово к маленьким людям, которые будут потом взрослыми, слово к взрослым, которые не забыли, что были когда-то детьми".

ДАВНО НЕ ПАХЛО ЗЕМЛЯНИКОЙ

Повесть о первой любви

 

ФРАГМЕНТ: "– И сразу видно, что ты, Владислав, не разбираешься в любви! Вначале нужно было что?

– Ничего не нужно, – сказал уверенно Волька.

– Как это ничего? – поразилась Инна. – А знаки подавать нужно или не нужно? Или хотя бы страдать, чтобы заметно было, что человек помирает? Или там, для себя, зубами скрипеть во сне и жевать подушку? Грезить, наконец!

– Еще чего, – фыркнул Волька. – Зубами – это от нервов. Или от глистов.

– Ну–у, Владислав! Ну ты не… Ну ты вообще, совсем ни капельки, ни вот столечко не разбираешься в любви! – И Инна плюхнулась на полку.

– Я не разбираюсь?! – обиделся Волька"

КУЗНЕЧИК

ФРАГМЕНТ: "Алька подошла и встала на самом краю обрыва рядом с Тимкой. Из-под сандалий посыпался песок. И струился долго по песчаным барханам. Тимка провожал его взглядом. И Алька тоже. А потом Тимка поднял глаза, поглядел на Альку, хотел что-то сказать, и вдруг неловко ткнулся губами и носом в ее теплую щеку. У Альки вздрогнули ресницы и чуть изменилась линия рта. Так что даже непонятно, что... Тимка отвел взгляд. Тишина оглушала. Песок беззвучно струился из-под ног. Длинными прядями обтекал барханы. Алькины сандалии стояли на самом краю. Поцарапанные щиколотки. Загорелые и поцарапанные. Тонкие... «Кузнечик дорогой...» — вспомнил Тимка. И вдруг улыбнулся. Подмигнул Альке и, оттолкнувшись, прыгнул."

БОЛЬШОЙ И МАЛЕНЬКИЙ

Рассказ о подростках.

Рассказ драматичен. Рассказ написан давно. Мне с большим трудом удалось его отыскать. Лауреат, проводившегося журналом "ПАРУС", г. Минск,  конкурса читательских симпатий.

ФРАГМЕНТ: - Побежали? – уже настойчивее попросил Маленький, нетерпеливо оглядываясь. И они побежали. Вначале медленно, трусцой, всем своим видом показывая, что если они и бегу, то вовсе не потому, что испугались, а просто так… Просто бегут и всё. Но их догоняли, и тогда они бросились со всех ног. Свернув несколько раз, они неожиданно угодили в тупик. Преследователи быстро блокировали выход. Маленький забегал глазами, ища в заборе калитку или, на худой конец, оторванную доску. Тщетно!"

 

Александр Папченко

Страшная педагогическая сказка

  • 1 июля -  Мальчик вышел каким-то деревянным. Особенно нос. Hо я гоpд. Счастлив я.
  • 2 июля -  Кот yшел из дома. Уже не гоpд я. И кажется не счастлив.
  • 3 июля - Таpаканы yшли из дома. Пиявки подохли. Выжила только Лyкpеция. Лyкpеция – редкий экземпляр чеpнобыльского мyтанта с панциpем из стеклобетона.

Зачем приходил Зигзаг

ФРАГМЕНТ: Зигзаг вел себя безобразно, как в музее. Или как богатый иностранный родственник, которого, к большому сожалению, у Даньки не было. Да и родственнику в крайнем случае можно было бы слегка врезать в ухо, чтоб не выпендривался. А гостю как врежешь? На то он и гость, чтоб ходить и докапываться! Но ведь Зигзаг, он же необыкновенно простой человек. Даже окурки делили с ним по-братски. Пока СПИД не распространился и всех не напугал. А когда самопал разорвало на прошлой неделе? У Даньки руки дрожали. Было страшно. И Зигзагу тоже было, наверно, невесело. Но он вида не подал. Даже пробовал улыбаться, как мужественный человек. Только лицо не слушалось. Видно же было.

— Да-а, — протянул Зигзаг, закончив поверхностный осмотр, — значит, хорошо живете, говоришь.

карандаш