Мария Виноградова (фото)

... Марии Виноградовой, а вовсе не какая-то врака, как некоторым показалось!

 

В повести «Кузнечик» есть забавный трагикомический эпизод. Рассказывает его девочка Алька. Повесть в сеть я выставил недавно. Вот ребята прочитали и говорят:
- Как это вы, дядя Саша, такое неправдоподобное придумываете? Да еще и в повести свои вставляете? Враки!

А вот и неправда! Еще как не выдумываю. Эту историю, в  присутствии свидетелей, между прочим, на съемках фильма «Рябиновые ночи", рассказала актриса Мария Виноградова. Замечательная актриса. Мастер эпизода.  Более сотни фильмов.
Да, вы и так хорошо с ней знакомы. Вот например в фильме «Гараж». Э. Рязанова, она играет тетеньку, которая донимает собравшихся купленными курами, которые рискуют протухнуть... Фото и ссылка из Википедии.

Вот этот фрагмент из повести «Кузнечик». Внимание! В скобочках то, чего нет в повести, и вписано сюда для складности:

«— Я сейчас расскажу историю, которая произошла не со мной конкретно. Но все равно интересно.
— Валяй, — сказал дед.
Тимка облокотился на колени. Алькин голос звучал, почти утопая в треске костра, тихо, а то и вообще иногда на мгновение пропадал... Алька сидела на коленях, как спортсмен, который заждался низкого старта и, решив передохнуть, распрямился. Тимка перевел взгляд на костер и прикрыл веки.
— ...Получила наследство, значит. (Актриса Виноградова получила в наследство дорогие серьги) А она жила на даче за городом. (В Подмосковье, в Перловке).

Снимала полдома. Ну вот, одела их утром и пошла на работу. (На озвучку мультика).  Это полкилометра по лесу, а потом электричкой до города. А у Сергеевны подруга. Она такая мнительная...
— Подруга или?.. — спросил дед.
— Да и та и другая... Ну вот, подруга только серьги увидела и как за голову схватится: «Что ты, Сергеевна, наделала?!» А Сергеевна: «Что такое?» «Так серьги, — говорит эта ее подруга, — бриллиантовые, они же тысяч двадцать стоят. Ты что, дура? Зачем ты их напялила? Сейчас такая преступность... — Алька запнулась и тревожно огляделась — Так вместе с ушами и снимут».
— Как это с ушами? — не понял дед.
— Отрежут, — прошептала Алька, близко наклонившись к деду. Так близко, что ее длинные волосы оказались на какой-то момент в опасной близости от костра.
— Ну да? — не поверил дед.
— Вот именно. Сергеевна тоже сказала «ну да», — и Алька тревожно огляделась. — Сергеевна сережки сняла и в сумочку, а сумочку всю работу из рук не выпускала. А после работы решила серьги надеть, а сверху платок. Чтоб, значит, не сразу уши, а то — вжик... Подруга проводила ее до электрички и еще по дороге десяток историй про мафию рассказала и побежала по своим делам. А уже вечер. Сергеевна идет и оглядывается — проверяет, нет ли за ней «хвоста».

Тимка пошевелился. Протянул ладонь к костру. И посмотрел на Альку. Алька жестикулировала, щурилась, озабоченно хмурилась... Длинные волосы заботливо прикрывали лицо, так что в отблесках пламени виден был немножко курносый нос и краешек глаза.

— ....(Сергеевна заметила в электричке показавшегося подозрительным типа, который, как ей показалось за ней следит, чтоб ограбить) ...сделала в газете дырку. Ну, думает, если ты шпион, я живой не дамся, — Алька осеклась, почувствовав на себе Тимкин взгляд. Мгновение длилась пауза... — Ну, а дальше все просто. Электричка остановилась, Сергеевна дождалась, пока объявят, что двери закрываются, и как сиганет в двери. Каблук сломала итальянский. А потом ей в голову новая мысль:

«Чего это мафия будет за мной по всему городу шастать? Если уж они меня засекли, так и ждут где-то здесь в лесочке...» — Алька тревожно огляделась и вновь перешла на шепот. — Как она рванет! Бегом! Тут и второй каблук сломала. Ита... итальянский. Прорвалась через лес. Вот уже калитка.

Открыла она калитку и думает:
«Какая я дура! Это меня подруга завела. А ничего и не было. Какая глупость эта мафия!» Только она так подумала, как неподалеку в кустах что-то ка-ак рявкнет, ка-ак осветится все красным и жутким. Ка-ак Сергеевна закричит: «Не подходи!!! Я сама всех поубиваю!» Забежала на крыльцо и скорее за дверь. Закрылась на все задвижки и еще сундук тяжеленный к двери притащила. Потом напилась снотворного — и спать. Пусть, думает, во сне грабят и режут. А когда проснулась, смотрит: утро. Во дворе «скорая». И хозяйка, что ей полдома сдавала под дачу, рыдает-плачет. Сергеевна окно открыла и спрашивает: «В чем дело, что произошло?» А хозяйка: «Представляете, ночью муж вышел покурить, только высморкался, как налетела какая-то дура, бандитка, и как заорет: «Убью!!! Зарежу!!!» А у него — инфаркт.»

Вот удивительно. Когда писал повесть, я не знал отчества актрисы, а сейчас в Википедии глянул и в самом деле Сергеевна...

Вот! А вы говорите враки!

карандаш
^ Наверх