Некая Маша Гессен забрала из Театра Наций свою пьесу после того, как Евгений Миронов высказался в поддержку Путина. Кто такая Маша Гессен? Потом была Алиса Бруновна Фрейндлих:  «старушка давно не в себе», «никогда не отличалась умом», «продалась за кусочек торта, который принёс ей Путин».

Потом настал черёд Говорухина. Актёр Алексей Макаров, начавший свою карьеру в кино в говорухинском «Ворошиловском стрелке» поделился сокровенным:

«Станислав Сергеевич болен. Болезнь банальна и неромантична- старческий маразм в период обострения. И не надо деликатно делать вид,что мы ничего не замечаем. Дяденька болен на всю голову. Его надо пожалеть, вытереть с подбородка слюнку и во всем соглашаться.»

Человек отблагодарил мастера...

Потом Чулпан Хаматова. Вот пишет о ней некто сценарист Olesya Melnik:
«...И она нечеловечески глупа. Фантастически. Восхитительно. Поэтому поверьте мне - ей все равно! Она ничего ни в какой политике не понимает - она вообще мало что понимает в жизни.»

С Чулпан сложнее. Как поступает обделавшийся профессионал? Он тут же берет Чулпан в союзницы своей битвы с Путиным. Чулпан тут же объявили жертвой Путина. «Ее заставили! Ее шантажировали! Ей пообещали съесть всех ее больных младенцев!» Такая технология. Ведь как легко обывателю соотнести с собой ТАКУЮ логику действия Чулпан  вот почему, она это сказала, радуется обыватель. А я то уж думал! А оно вон оно как! Она такая же как и я! Она тоже исходила из выгоды, пусть и благородного дела, но из выгоды.  Мотивы у нас одинаковы - выгода. Коляде нужен театр, Чулпан онкоцентр, Табакову тоже театр, Говорухину кино... Интересно, а что нужно режиссеру Кусторице от Путина? Наверное, тоже кино...

Пушкин в письме к Вяземскому: «Толпа жадно читает исповеди, записки etc., потому что в подлости своей радуется унижению высокого, слабостям могущего. При открытии всякой мерзости она в восхищении. Он мал, как мы, он мерзок, как мы! Врете, подлецы: он и мал и мерзок — не так, как вы, — иначе!»

В любом нормальном обществе есть люди - нравственные ориентиры. Если их нет, горе тому обществу. Как легко ему превратится в Ливию, например.  Для того, чтобы лишить общество нравственного ориентира, этих людей нужно убрать. Как?  Если этих людей нельзя убить, если нельзя купить, их нужно оболгать, развенчать, что сейчас и происходит на наших глазах. Ничего личного, обыкновенная информационная война. Стране, не умеющей воевать в медиа - пространстве танки и авианосцы не помогут. Ведь всем этим железом управляют люди.

Что пожелать Чулпан? Лучше Пушкина не скажешь:

Ты сам свой высший суд;
Всех строже оценить умеешь ты свой труд.
Ты им доволен ли, взыскательный художник?
Доволен? Так пускай толпа его бранит
И плюет на алтарь, где твой огонь горит,
И в детской резвости колеблет твой треножник.

карандаш
^ Наверх