В еженедельнике «ТРУД 7» №054, за 27 марта - 2 апреля 2008 года, опубликовано интервью обаятельной, а также талантливой журналистки Юлии БАБИКОВОЙ «Бельевые прищепки» в судьбе детского писателя». Довольно развернутый обширный материал - разговор о детских книжках, современных героях и антигероях, издательской политике в отношении детской литературы, о коммерческой составляющей в современных книжках для ребяти пр. Здесь, точнее ниже,фрагмент, точнее начало статьи.

«Бельевые прищепки» в судьбе детского писателя

Екатеринбургский писатель Александр Папченко верит в то, что время любви к хорошей детской литературе ещё придёт
Зайдите в любой магазин в отдел литературы для подростков – бесконечные разноцветные серии фантастических повестей-детективов-романов для девочек. Количество цветов в ярких обложках обратно пропорционально количеству доброго-светлого-вечного. Как живётся сегодня детскому автору, воспитанному на добрых традициях Владислава Крапивина и Астрид Линдгрен? Автору, фигура души которого ну никак не помещается в «глянцевый кафтан»? «Труд» решил понять, как сложна встреча настоящего писателя и настоящих читателей.

Юлия Бабикова

…Он писал эту историю несколько лет. Повесть «Мы – инкубаторские» не родилась в его душе из творческого эфемерного «ниоткуда». Детство екатеринбургского писателя Александра Папченко «состарилось» в стенах обычного украинского интерната. Всякое бывало. И он не понаслышке знал, какие острые углы у любви и ненависти ребятишек, которые выросли без родительской ласки. Таковы его герои: Яцик, который писается, становится объектом издевок ребят. Нет, они не жестоки. Они просто грубостью пытаются разбить рамки тюрьмы, в которой оказались. Способ неэффективный, но другого-то нет. Хотя… есть. Эрик влюбляется в Мальвину (девочку-отличницу) и предлагает дружить. Печали и радости маленьких сердец. Они – инкубаторские. И тоже тянутся к теплу. Это произведение – не смакование жестокостью бытия, в нем есть лучи света. Повесть Александр Иванович впервые попробовал опубликовать в 80-е. Получилось. Правда, в урезанном виде, небольшим тиражом. Уж слишком неприглядной показалась картина. Совсем как в фильме «Чучело». Казалось, вопрос только во времени. Ведь устаёт же общество от рафинированности.

Спустя 10 лет Эдуард Россель, губернатор Свердловской области, неожиданно решает помочь писателю. Из «хлебного бюджета» выделяется небольшая сумма для издания сборника рассказов. К слову, деньги на издание книги до этого искали (хотя вернее будет сказать, «искал») два-три года. Тираж не превышает двух тысяч экземпляров. Но ведь главное – встреча с читателем. Текст опять просили урезать.«Такое – и детям. Пожалей!». Только вот беда, жалость к детям выражается не в том, что взамен суровых категорий бытия им предлагают живительный бальзам добра и света. Нет. В упомянутой книге этого «бальзама» достаточно. Что же просят сегодняшние издатели от писателей, пишущих для подростков?

– Если бы я хотел писать в жанре фэнтэзи, книги бы вырвали с руками, – с улыбкой говорит не унывающий борец за добро и свет. – Большинство таких текстов – пример того, как автор опускается до уровня массового читателя или даже ниже этого уровня. Они сделаны скверно и скучно. И скромно стоят в сторонке на книжных полках, если уж заговорили про фантастику, Стругацкие. Их попросту не покупают. В издательствах работают группы социологов, которые проводят анкетирование на тему: «Какая литература востребована?». И побеждают вот такие книги-однодневки. Может, если бы у детей была альтернатива, они выбрали другую литературу. Но это замкнутый круг. Дети не читают Стругацких, им дают то, что просит большинство, – легкое чтиво. И они привыкают к этому. Недавно пролистывал один из фантастических романов знакомой, книги которой выходят большим тиражом, за первые три страницы насчитал девять трупов плюс живописная сцена поедания ведьмой ребенка. Для кого это пишут?! Для тех, кто «под босыми пятками Бога» (название одной из повестей Папченко. – Прим. авт.), т.е. для тех, кто не видит, что творится в мире, не различает, где добро и зло. Они ни в чем не виноваты, просто так получилось, что оказались в этом пространстве. Своих читателей, настоящих, я нахожу в библиотеках.

Настоящий читатель живёт в селе Шапкино
Да-да. Есть еще мальчишки и девчонки, которые ходят в библиотеки, берут книжки, зачитывают их до дыр, а потом со слезами на клочках бумаги царапают «горячие» письма писателю. Они ценят, что в книгах Папченко не скрипит на зубах сахар. Нередко Александр пишет свои рассказы от первого лица мальчишки с царапинкой на носу и порванными джинсами, сквозь которые «светится» оголённая душа. Такой мальчик – его преданный читатель из села Шапкино Тамбовской губернии. Не так давно он написал теплые слова благодарности за «нефанерных» героев, которые оживают и начинают ходить по письменному столу.

Писатель уверен, что дети не изменились. Они всегда одинаковые. Приходят в мир ангелами с верой в то, что добро работает «по выключателю» (заплакал – мама прижала к груди и накормила, ведь кажется, это совершенно естественно). Но рано или поздно случается момент, когда слёзы бегут, а «выключатель» не срабатывает. Приходится приспосабливаться, здесь уже вмешивается категория времени, которая задаёт свои особенности. Но добро изначально. И оно всегда с его героями – живыми, «нефанерными». Девочка из Чернобыля, ребята из детдома, обычный счастливый паренёк Колька. Современные ребята стали более рациональными, но наивность всегда рядом с детьми, как амулет не «усохшего» сердца.

– Почему дети не читают хороших книг, если в их душе всегда есть эта самая святая наивность? – размышляет Александр. – У них нет привычки и вкуса к хорошей литературе, они довольствуются примитивными книгами. Но здесь не только их вина: когда мы говорим про «нечитающее поколение», обычно имеем в виду начало 90-х. Тогда родители искали кусок хлеба, а писатели разгружали вагоны. Чтобы дети имели вкус к хорошей литературе, надо с раннего детства читать им вслух добрые книги. Помню, в интернате за хорошее поведение воспитатели нам иногда читали, порой я подменял их. Как-то позвонил одноклассник и сказал, что до сих пор хранит в памяти это чтение.
Библиотеки настроены именно на живого читателя. Они с радостью покупают книги Александра Ивановича и предлагают их ребятишкам. Брянск, Пермь, Ростов-на-Дону… Книги нашего писателя путешествуют по всей России...

Добавить комментарий


карандаш
^ Наверх