Однажды мне рассказывает наш телевизионный режиссер, скажем, Таня, про свою сестру, например, Катю. Как, та, звонила своему мужу. По сотовому телефону. Значит, звонит Катя по сотовому телефону, а муж долго не снимает трубку. И уже одно это приводит Катю в бешенство. Потому что у неё характер такой...

Поэтому, когда муж все-таки трубку снял, Катя принимается чехвостить его раздраженно, и вообще отчитывать:
- Ты обещал в семь быть дома?! Мы договорились, что ты заедешь в магазин и купишь то-то и то-то и что я вижу?! И где ты шляешься, ... такая?! И где колбаса!? А хлеб?! В доме нету хлеба! Уму непостижимо! Главное, я приезжаю усталая с работы - холодильник пустой, дети не кормлены! Как это называется? И гости обещались к восьми припереться! Чем я гостей кормить буду? Что молчишь... такая?! Двух слов связать не можешь?! И тд. тп.

Высказалась женщина, успокоилась и отключила телефон.
Вечером вернулся муж. Зеленый. С перекошенной физиономией. И тут выяснилось, что когда зазвонил его сотовый, он стоял, конкретно, привязанный к сосне, а пацаны уже канистры с бензином расставляли у его ног.

Пацаны глянули на экран сотового и дали мужику голос жены послушать, типа на прощание.
- Ну, вот я у сосны, вокруг пацаны, а ты про колбасу, блин заливаешь! И та-та-та....!

Почему пацаны пощадили мужика? Это я уже от себя... История это умалчивает, но я вот подумал что. А ну, как услыхав Катин голос в трубке конкретные пацаны решили, что жизнь у мужика и так не сахар. Что, такая длинная пытка рядом с Катей, гораздо круче быстрой смерти будет?

- А кем работает у нас муж? - наивно поинтересовался я.
- Ой, и не спрашивай!

Всё, всё, не спрашиваю...

Добавить комментарий


карандаш
^ Наверх