«Час назад лагерь подняли по тревоге раньше обычного подъема и сообщили, что какой-то неизвестный похитил важный пакет из штаба. Теперь этого неизвестного требовалось найти и пакет вернуть. Дурость, конечно, все это, придуманная взрослыми, чтобы им, взрослым, жить было веселее. Но, с другой стороны, никаких тебе речевок, никаких линеек и торжественных построений.

Главный вожатый выбрал разведку из первого отряда. Ее задача - бродить в окрестностях лагеря в поисках подозрительного человека. Разведка должна идти веером и всячески хитрить, потому что террорист - хитрый. Мало ли где вынырнет? Остальных разделили на роты и построили в колонну. Открыли ворота, и разведка тут же нашла оставленный кем-то охотничий сапог. Конечно, это был сапог террориста. Все обрадовались и пошли. Тут-то как раз вожатый Колькиного отряда отозвал Кольку и торжественно сказал:
- Николай, вы назначаетесь арьергардом. Будете замыкать не только отрядную колонну, но и лагерную.

А потом, уже неторжественно, добавил:
- Смотри мне, Колька, если кто отстанет или что... А это провиант для потерпевших... - и вожатый положил к Колькиным ногам рюкзак. - Вы должны были идти с Тимохиным, в наказание обоим за драку, но к нему приехали родственники.

Рюкзак был хоть и со впалыми боками, но тяжелый. Колька полягал его и просунул руки в лямки. Да-а... Рюкзак был не только тяжелый, но еще и длинный. Он колотил Кольку сзади по ногам и мешал перемещаться по местности. Колонна следопытов тем временем уползала по лесной дороге со скоростью самой быстрой в мире дрессированной черепахи. А Колька плелся сзади. Рюкзак, пожамканное уродище, с каждым шагом все больнее оттягивал назад плечи. "Чтоб ты сдох!" - подумал Колька и положил рюкзак на дорогу. Колонна зевающих следопытов скрылась за поворотом, и Колька остался один.

Он огляделся, отошел на пару шагов от рюкзака, а потом, согнувшись пополам, закрутился волчком, размахивая ногами и руками, и нанес страшнейший шаолиньский удар каратэ в сытое брюхо с лямками. И тут же закричал: "А-а-а!" Это потому, что рюкзак подставил под удар бесчувственную консервную банку.
- Авоська, - обругал рюкзак Колька и погладил ушибленную ногу. Что-то нужно было предпринимать. Не стоять же здесь до заката.

Было раннее утро. Суровые сосны сомкнулись вдоль дороги, над которой повис туман. Впрочем, это висел не туман, а пыль, взбитая сотнями ног непроснувшихся следопытов.

Колька попробовал тянуть рюкзак волоком. Но тот и тащиться не желал. Цеплялся то и дело за корневища и застревал. Полчаса мучился Колька, пока ему не пришла в голову гениальная мысль - избавиться от части содержимого рюкзака. Колька отволок рюкзак на обочину, развязал его и заглянул внутрь: да-а, этих продуктов хватило бы для путешествующего от Владивостока до Москвы. Выложив под куст пару банок тушенки и пачку макарон, Колька побрел дальше.

Дорога так извивалась и петляла по лесу, что было ясно: она никогда не предназначалась для машин, а только для лошадей с телегами... и для террористов. Колька вздохнул и выложил под очередной куст еще несколько банок тушенки. Потом достал плитку шоколада и стал есть. "Ничего... - успокаивал он встрепенувшуюся было совесть, - отставшие и потерпевшие будут брести обратной дорогой и плакать от голода, а тут, здрасте вам, пожалуйста - тушенка! Кушайте на здоровье".

Рюкзак заметно полегчал и волочить его по дороге было гораздо удобнее. Но тут случилась развилка. Дороги разбегались в три стороны. По какой идти? Колька долго осматривался и вглядывался. Над одной из дорог висел пыльный туман, вдоль нее по обеим сторонам валялись фантики от конфет и бумажки. И Колька свернул на эту, очеловеченную, дорогу. Предварительно гуманно выставив точно посередине перекрестка три последние банки тушенки. Для пострадавших и покалеченных. Теперь рюкзак совсем съежился и его можно было надеть. Плечи он больше не оттягивал - красота! Но не успел Колька сделать и сотни шагов в хорошем расположении духа, как сзади кто-то громко сказал:
- Стой! Руки вверх!

Колька испугался и побыстрее поднял руки.
- Не двигаться! - приказал голос. - А то будет хуже!
- Дурак, - вмешался другой голос. - Не хуже, а будем стрелять!
- А я что сказал?
- Ты сказал, будет хуже. После этого раздался треск веток и топот ног. Приближающийся!
- Отдавай пакет, - потребовал первый голос.
- Наверно, он у него в рюкзаке... - предположил второй.
- Подозрительная фигура! Это я его заметил! - снова сказал первый голос.

Кольку приняли за террориста. Это он только сейчас понял. А на самом деле он же не террорист, а, наоборот, - арьергард! Поэтому Колька спокойно сказал:
- Я не террорист, товарищи. Я, товарищи, арьергард. - И нахально опустил руки - так-то.
- Ты гляди, какой нахальный, - обиделся за Колькиной спиной первый голос.

Колька обернулся. Ну, так и есть. К нему приближалась их собственная дурацкая разведка. С подозревающими физиономиями. Вернее, приближалась самая отважная ее часть. А осторожная часть наблюдала за происходящим из леса.
- Точно, - обрадовался один из разведчиков, с длинным носом. - Я этого пацана знаю. Он еще вчера на линейке фонарь одному повесил.

"Теперь меня все знают", - подумал Колька. Гордо подумал, потому что дылды из первого отряда никогда не снисходили до малышни, разве только подзатыльник могли отвесить.
- А-а... - разочарованно протянул другой разведчик и позвал из засады остальных.
- Значит, ты арьергард, - сказал длинноносый. - И ты ничего такого подозрительного не замечал, когда шел?
- Не-а, - сказал Колька.
- Странно...
- Очень и очень странно, - поправил другой разведчик. - Понимаешь, кто-то сигнализирует банками. Секешь?
- Не врубаюсь, - признался Колька.
- Ну, ты вот перекресток проходил, ничего необычного не заметил?
- Ничего, - удивился Колька, потому что он действительно ничего не заметил.
- Ага! Что я тебе говорил, Костя?! - сказал длинноносый.
- Да-а. - Лицо у Кости сделалось многозначительным. Он думал о важном. Когда думают о не очень важном, это так сильно не заметно.
- Мальчик, там, на развилке, стоят три банки... - стал объяснять Костя. - Три банки тушенки, если не считать еще шести, которые мы подобрали по пути следования. Серия на этих банках и на банках с тушенкой со склада нашего лагеря совпадает. О чем это говорит?
- Что террорист еще и склад ограбил, -подсказал кто-то из разведки.
- А что с ним делать? - Длинноносый показал пальцем на Кольку.

Колька вздрогнул. Вообще, весь этот разговор подействовал на него нехорошо. Сначала он все краснел, а теперь, после вопроса, побледнел.
- Пусть пока следует своим маршрутом, - сказал Костя. - И проявляйте бдительность, товарищ.

Побледневший Колька согласно закивал: да, он будет проявлять и содействовать.

После этой инструкции разведка рысью умчалась в лес. Едва только перестали трещать сучья под ногами следопытов, Колька обессилено сел прямо в пыль.»

Повесть опубликована в сборнике: «Принцип Портоса или Последний свидетель». Екатеринбург. Изд. «Уральского университета». 1997 г.

Добавить комментарий


карандаш
^ Наверх