92-95 год... Последние НОВОСТИ в прямом эфире мы выдавали где-то в полночь. Затем вся дежурная бригада - операторы, режиссеры, осветители выходили во двор - там ждала дежурная машина, которая и развозила телевизионщиков по домам. Как бы поздно не заканчивался эфир, я никогда не пользовался дежуркой. Я жил недалеко от телецентра. А сядешь в машину и повезут тебя по маршруту удобному для шофера и ты рискуешь попасть домой часа через полтора.

Вот я и ходил пешком.  На Урале зимой темнеет рано, часов в пять уже глубокие сумерки. А время было лихое - девяностые. На улице ни души. Сейчас даже странно, но тогда на широкой довольно центральной улице Луначарского, я шел по свежевыпавшему снегу и ни одного следа человеческого. Так мог и домой дойти не увидав человека.

Довольно жутко ходить так - тишина глубокая. Фонари битые. В бронированных киосках затаились продавцы. Впереди вдруг человек - я его замечаю за квартал. Он меня тоже. На белом чистом снегу серый подвижный силуэт. Мы не сговариваясь переходим на разные стороны улицы. Сближаемся. Напряжение растет. Расходимся, невольно ускоряя шаг...

Иногда, чтобы срезать путь я сворачивал с большака и пересекал квартал по диагонали. С одной стороны, казалось бы рискованнее, а с другой здесь темнее. Ты не видишь, но и тебя не видят издалека, как на широкой улице Луначарского или Малышева.

Однажды в глубине квартала, прямо в центре миниатюрного перекрестка, наткнулся я на бойца. Хотел написать, на омоновца. Может он и был омоновец, но только одет он был в ватник и сапоги гармошкой, словно дембель. И ремень болтался на пузе. И вообще мне почему-то показалось, что он не местный. Лицом похож на якута или бурята... Тогда милиция проводила такие операции, когда в город пригоняли ОМОН из другого, иногда отдаленного региона. И вот стоит этот парень в самом центре перекрестка, на единственном на весь квартал освещенном пятачке, с КАЛАШНИКОВЫМ в руках и затравленно оглядывается. Наткнулся я на него и очень мне стало неуютно. Я удалялся чувствуя меж лопаток его тяжелый взгляд.

Но это я отвлекся. Так вот однажды ночью возвращаюсь с работы  домой. Свернул на улицу МАЛЫШЕВА, прошел магазин ОРБИТА и вижу впереди, на противоположной стороне улицы, припаркованный к обочине черный ДЖИП. Иду, поглядывая на него... До дома метров триста. Вдруг дверь ДЖИПА открывается и из машины выбирается некто. Судя по силуэту - достаточно крупный тип. И быстрым шагом направляется ко мне, неспешно пересекая улицу наискосок.

Понимаю, что влип. Такое время было, что эта мысль приходила в голову первой, а за ней уже все другие, исконно русские мысли - что делать, кто виноват, другими словами, куда бежать? Но я успел подумать только первую мысль, как вдруг отвлекся - по осевой улицы МАЛЫШЕВА, медленно, где-то со скоростью км. в 40 едет авто. Шикарное. Марку не помню. Тот, который спешит ко мне и не думает останавливаться, хотя и не может не видеть едущее ему навстречу авто. Они медленно сближаются и авто сбивает здоровяка. Тот валится навзничь. Авто останавливается. Из авто выбираются крепкие ребята. Из ДЖИПА выбираются крепкие ребята... Я вижу это краем глаза и прохожу, прохожу, прохожу мимо. Не ускоряя шага, удаляюсь...

На следующий день сходил на рынок и купил баллончик с каким-то газом. Подозреваю, что в критической ситуации он мне бы не помог. Так, для психологии... Впрочем, я им так ни разу и не воспользовался...

Хочу поблагодарить Бога, наверное он держал надо мной ладошку - за все время работы на телестудии, а это много-много лет, за много-много полуночных одиночных возвращений в самое лихое время, рассказанный здесь случай, был пожалуй единственным потенциально опасным, приключившимся со мной.

Добавить комментарий


карандаш
^ Наверх