...Интересно... Интересно отметить некоторые отличия от намыленных телемувиков заполонивших экран. Отличия разные. Вот хорошие - мне понравилось, как, казалось бы небрежно, работает оператор.

Камера болтается у него в руках. Оператор бегает за актерами как озабоченный песик. И видно, что мизансцены если и разведены, то самым приблизительным образом. Актеры работают в некотором, заранее оговоренном пространстве от сих- до сих и все это чрезвычайно напоминает мне работу мечущегося со стадекамом по кромке футбольного поля, телеоператора.

Еще мне понравилась свобода перемещения актеров внутри кадра и отсебятина которую они лепят. Очень получается убедительно и натурально. Отсебятина понравилась, потому что лучше уж отсебятина, чем те ходульные бездарные диалоги. Лучше совсем не пыжиться и не изображать актерскую игру, чем та беспомощная безобразная работа исполнителей (актерами их назвать не могу - я еще видел как играют актеры) ... в наших многочисленных, за редким исключением, больших и маленьких фильмов. Ну что еще... Все скользит так быстро, что думать не нужно и это тоже очень современно.

Теперь о другом. Забавно, что после просмотра «Школы» я поймал себя на мысли, что уже что-то видел подобное. Долго вспоминать не пришлось - у меня идет канал о животных «Анимал-планетс». Там иногда кажут наблюдения за хищниками в дикой природе. Это похоже. Похожи подходы авторов - отстраненно, с любопытством, с желанием донести до нас наблюдения о жизни животных, удивить нас, заинтриговать...

Есть разные школы. Думаю, что набор проблем и тем которые проходят в фильме, актуальны для многих современных подростков и школ. И были ВСЕГДА актуальны. Другое дело, что проблемы в «Школе» собраны со всех школ города «N» в одну школу, в одно время и гипертрофированы. Отчего и возникает ощущение перенасыщенности состава раствора.  Не умеем, разучились манипулировать художественным образом. Тогда бы не потребовалось кошмарить зрителя.

И фильмы об этом были всегда. Вот, например, «Чучело» или «Я сюда никогда не вернусь» Ролана Быкова. Другое дело, что мне по человечески понятна и близка нравственная позиция режиссера Быкова, его искреннее сострадание к своим персонажам. которая и оправдывает черноту и освещает её. В концовке «Чучела» лысая девочка уезжает. Она проиграла. Так кажется. Но вот все ребята, их много, на берегу снимают шапку и мы видим - они тоже стриженные. Это и есть тот образ художественный. Недоступный современным, так называемым, режиссерам.

Обязательный образ. Если только кино факт искусства, а не зоологические изыски... Ты не одна - этим жестом, как бы говорят стриженные мальчишки девочке, в фильме «Чучело». Смотри, нас много, порядочных людей. Быть может нам будет трудно, но ты не одна. Не бойся. И если в этом сражении со злом мы и не победим, то уж сражаться то будем и это точно. И второе - они снимают шапки, как бы отдавая честь человеку сохранившему достоинство. И это чрезвычайно важно для ребенка - точно понять где зло, а где добро. И что зло сильно, но сражаться с ним МОЖНО. И даже победить можно. Пусть и не всегда. Вот эта светлость, которая освещает и компенсирует черноту «Чучела».

Доктор должен сам знать, что такое боль. Иначе он превращается в садиста. Или циника. Который надрезая плоть, будет приговаривает: - Ну, так это же правда! Разве крови не существует?

Всякий человек, называющийся художником, но лишенный нравственной гуманитарной позиции, всякий такой, так называемый художник,  блюДЯЩий лишь принципы эпатажа, себя-пиара это ЗЛО. Смакующий зло. Спекулирующий на социальных язвах общества. Короче говоря, к детским темам его подпускать нельзя!

Добавить комментарий


карандаш
^ Наверх