26 Мая 2010 г.

Мы остались одни, я и Гавриленко Аркаша. Все разъехались на каникулы, нас не забрали и мы бродили в одиночестве наслаждаясь пустынными корпусами нашей школы- интерната. Это были кажется осенние каникулы, которые если не ошибаюсь приходились на седьмое ноября. Тогда это для нас был значительный праздник.

Особенное наслаждение я находил, впрочем как и сейчас, в предощущении праздника. Оно проявлялась в просачивающейся незаметно сквозь дисциплину свободе - вот уже и учителя немножко смотрят сквозь пальцы на твои отметки и усидчивость зачем-то хромает…. А впрочем, зачем перечислять мелочи!  Ощущение предстоящего праздника, знание, что все мы скоро отправимся на каникулы и по домам наполняло осенний воздух волшебством. Куда там Гарри Поттеру с его никчемной палочкой и прочими дрессированными призраками....

Короче говоря, всех забрали, а мы с Аркашкой остались. За нами не приехали. Но ощущение праздника все еще довлело над нами и поэтому мы отправились в ближайший магазин и купили четыре банки сгущенного молока, и, кажется, буханку хлеба. Таинственно пряча под полами пиджаков добычу, мы прокрались в совершенно пустынный спальный корпус. Это прятанье и шараханье наше, как будто входило в сам ритуал праздника. Дополняло его. Без прятанья праздник казался бы нам меньше. Так вот, забравшись под кровать, чтоб никто не догадался где мы веселимся, мы вскрыли наши банки со сгущенкой и принялись её поедать. Вначале с наслаждением, потом... Но недоесть до конца сгущенку было невозможно, ведь  это тоже умаляло праздник, делало его как то менее значительным и поэтому мы не сдавались...

Праздник удался на славу и очень запомнился мне - с тех пор сгущенное молоко я ненавижу. Ну, разве что, попадется в торте капля, другая...

Добавить комментарий


карандаш
^ Наверх