однокашники

Удивительно было впервые видеть своих однокашников такими взрослыми людьми. Потом привык. И все равно посмотришь на фото и вспоминаешь, что и сам взрослый. Это фото со встречи в городе Шостка, выпускников школы-интерната 1977 года - мои одноклассники. Я не смог быть с ними...

Как длинно тянулось время в каникулы. За всеми приехали, всех забрали, а меня нет. Вот и брожу по пустынному спальному корпусу и нечем мне заняться. Я не один такой. Обязательно за кем-нибудь тоже не приехали. Вот и слоняемся вдвоем или втроем. И погода почему-то всегда в таких случаях пасмурная.

Можно поваляться в сушилке. Сушилка, это мизерная комнатка, где сушатся аварийные матрасы ребят, в каникулы пуста. Вот валяемся на высохших матрасах и пялимся в окно. Или говорим. Иногда фантазии случаются самые запредельные.

Дидковец: - А мы как-то сидим такие на кладбище, а к нам подходит дядька такой и говорит; - Кто хочет строить с нами ракету?
Аркаша Гавриленко: - Сколько двигателей?
Дидковец: - Восемь! Или десять? Десять.
Аркаша Гавриленко: - А вот к нам однажды подошел дядька и предложил строить ракету на двенадцать двигателей!

Ну и я конечно тоже предложил ракету. Такую ракету, с таким числом двигателей, что мне потом пришлось до самого обеда их убеждать, что это чистейшая правда. Кто только учит некоторых людей так неубедительно лгать? Никто. А вот убедительно лгать... то бишь, фантазировать! я учился сам и долго. И в конце - концов стал писателем. :)

руденко витя

Можно пройтись по интернатовскому двору и задворкам. В тысячный раз взобраться на крышу овощехранилища и посмотреть на дощатый забор девятой школы. С ней граничит наша школа-интернат и с учениками этой школы у нас случаются стычки. Но сейчас каникулы и за пограничным забором тоже пусто.

Можно повисеть на турнике на стадионе, или вскарабкаться на пару пролетов пожарной лестницы... Впрочем, оттуда, сверху, тающие в тумане интернатовские строения, как-то еще тоскливее.

Тогда мне казалось, что таким остановившимся, время мне уже никогда больше не будет казаться. Я словно муха в сиропе, в этом тумане. Схваченное туманом время, притормозило и застряло.

Если туман, значит это весенние каникулы.  Может и осенние, но мне вспоминается, что была еще легкость освобождения от тяжелой зимней одежды. И осторожная надежда на большую радость, на обязательное лето впереди. На огромные, бесконечные летние каникулы, на которые меня просто не посмеют не забрать.

Еще в том тумане запах оттаявшей земли. Так остро и полно, как никогда позже. Или быть может и было еще, но не помню...

Всю жизнь убегаю от этого ощущения застрявшей во времени мухи и не могу убежать. Или не хочу. Потому, что в нем невозможный или редкий сейчас, для меня покой. При котором только и можно почувствовать себя живущим, а не пробегающим торопливо и без оглядки сквозь жизнь. Как какой-то кролик или спешащий кот. Будто там, в конце жизни, в финале, тебя ждет некий ценный приз. Награда.

А может и ждет. В награду самое полное, самое до наималейшего тончайшего переживания погружение в то воспоминание, застрявшего в тумане времени, и меня в нем. Тогда, наверное, не так страшно.

Так, что не спрашивай зачем это было. Зачем помнится. Может это просто подарок.

Добавить комментарий


карандаш
^ Наверх