Друзья! В случае публикации в сети этого материала, активная ссылка на сайт: papchenko.ru обязательна! Администрация сайта.

Александр Папченко

Жене Оле.

 

Ну каких только названий не дают железнодорожники станциям! Уму непостижимо, как можно додуматься до Пятихаток, Чертомлыка или Семилук. «Кто не знает горя–муки, приезжайте в Семилуки», – напевают местные жители, но к ним никто не едет. А едут все на юг. К пальмам, морю и абрикосам.

Итак, на одной из таких станций с непонятным названием Ямполь стоял человек по имени Волька. Он стоял посредине пустынного в этот утренний час зала ожидания в окружении деревянных массивных диванов и шептал: «Ямполь... Ямполь... Ямполь!» Стараясь, чтобы бубнящее гулкое эхо не наползало на это странное слово. Но все равно слово комкалось. Получалось «Ямпольям». По французски. И тогда Волька, улыбнувшись, добавил сквозь нос: «Сижу в дупле!»
Толкнув тяжелую дверь, Волька вышел на перрон. Нет, хорошего человека нельзя будить рано. От этого он лучше не становится. От раннего вставания даже приличный человек портится, становится раздражительным и унылым, что уж говорить о каком–нибудь плохом человеке?

Волька поежился и, засунув руки поглубже в карманы, зевнул. На улице недавно закончился дождь. Асфальт блестел, словно черное зеркало. В выбоинах сверкали лужи. «Конечно, – думал Волька, – асфальтировать нужно в дождь. Тогда сразу будут видны все неровности».
Было тихо, как в середине самой толстой подушки. Мерцали в тумане светофоры. Серебрились рельсы, стянутые в пучок к горизонту невидимой рукой. Рельсы... как паутина?! А светофоры... как глаза...паука?! Что сидит в засаде! Бр–р!
Ветер тронул тополиную листву. Град капель обрушился на Вольку. Волька втянул голову в плечи.
– Где эта чертопхайка? Прости, Господи, мою душу грешную, – выругалась и сразу же испуганной скороговоркой извинилась перед Богом бабуля. Бабуля провожала Вольку, но сама на юг не ехала. Вот и раздражалась. Потому что, наверное, завидовала. Да еще поезд задерживался...
Вдруг вдоль притаившегося на запасном пути товарняка пробежала судорога: гах–ах–ах–ах! Заспотыкались вагоны, налетая друг на друга. Взревел электровоз.
– Да чтоб ты не дождался, – испуганно вздрогнула бабуля и привычно извинилась: – Прости, Господи...
Вот так уезжал Волька в далекий Крым к родственной тетке Тамаре в первое свое большое самостоятельное путешествие. Нет, он, конечно, и раньше ездил один, но все как–то поблизости. Все больше по окрестностям.
Ну, наконец дождались! К перрону подкатил запыхавшийся скорый. Бабуля заметалась в поисках нужного вагона. Стоянка–то всего три минуты. Прошляпишь – прощай Крым, прощай теплое Черное море. Нашли! На перрон спустилась сонная проводница. Бабуля вручила ей билет.
– Ты уж, голуба, постарайся, приглянь за хлопцем.
– А не шкода? – подозрительно глянула на Вольку проводница.
– Што вы! И телеграмму уже отбили... Его тетка встретит. Женщина сильно обязательная.
– Ну ладно... – рассеянно скользнула взглядом по билету проводница. – Займай пятое купе, казак. Там одна с ребенком едет. Все до кучи будете.
И Волька, подталкиваемый суетящейся бабулей, полез по крутым ступенькам в вагон.
– Еще как встретит, голуба. Вы представления не имеете, до чего она женщина аккуратная. В наше время! Когда в прошлом году меня радикулит скрутил, так она моментально бишофит выслала.
– От–от! И у мэнэ попэрэк стриляе. Кажэтэ бишофит? В якых пропорциях? На стакан?
А поезд тихонько тронулся. И поехал. Волька за всеми этими волнениями и суетой даже толком не успел попрощаться с бабулей. А та еще долго махала вслед удаляющимся красным огонькам, потом перекрестила фары «выходных» светофоров и пошла домой доить корову.

... Волька лежал поперек поезда в пятом купе, на второй полке. Его качало и дергало. А если б он лежал, допусти, вдоль поезда, его б качало значительно меньше. Досадно.

Волька лежал и страдал. Во–первых, где–то рядом притаился ребенок. А ребенок – личность еще та. Источник суеты и шума. И визга. Но, главное, внизу ужасно храпели басом. И Волька решил повлиять на ситуацию. Он свесился с верхней полки и посвистел.
– Р–р–р! – рявкнуло внизу возмущенно и засучило ногами.
«Вот гадство! Так же ребенка разбудить можно, – испугался Волька, – будет потом пищать до самого рассвета».
– Прекратите! – произнес Волька. – Немедленно перестаньте, а то разбудите ребенка!
Храп оборвался.
– Начальник поезда, – представился Волька на всякий случай и закрыл глаза. Притворился, что давно спит. Ничего не знает. Ничего не слышал. Возмущалось радио, или вам приснилось.
Внизу озабоченно зашуршали простыни. Но только Волька облегченно потянул одеяло к подбородку и приготовился спать, как храп возобновился, Не так громко, но все равно раздражающе. И неизвестно, сколь времени продолжалось бы храпение, если бы с соседней полки, где предположительно должен был спать ребенок, не раздался строгий голос:
– Молчать!!

От неожиданности Волька вздрогнул. Внизу снова зашуршало, и храп стих. Некоторое время Волька размышлял о ребенке с такими командирскими повадками. Кто–то в чем–то ошибся. Волька думал–думал и незаметно уснул...
Сначала Волька решил, что это блестит золото из сундуков пирата Кича, который ему только что снился, но это было утро. Вагон немилосердно швыряло на стыках, словно уставшему электровозу хотелось поотрывать прицепившиеся к нему назойливые вагоны. А те не отцеплялись и весело шарахались из стороны в сторону. Гремели и грохотали, чем–то шваркали и дребезжали. В открытое окно врывался теплый упругий ветер и полоскал занавески. По потолку, по стенам, полкам струились солнечные пятна и блики. Словно оранжевая стружка из–под рубанка. И сильно пахло шпалами, сухой дорожной пылью, клейкими тополиными листьями. За окном с грохотом пронесся встречный товарняк: р–р–р! В глазах зарябило от черно–белого мелькания.
Волька поглядел со своей полки вниз. В купе было пусто. Только на столике звякали стаканы с чаем, в железных подстаканниках. «Ну и правильно, – подумал Волька, – отсеялись с детьми на промежуточных станциях». И, встав коленками прямо на нагретый пластик стола, он высунулся в окно.
Плотный, как вода, воздух, врезался Вольке в лицо. Как пули у виска, проносились придорожные кусты акации. И овраги с деревьями тоже проносились. На бреющем просвистел велосипедист, так что Волька даже не успел его разглядеть как следует. Рассматривал теперь стежку, по которой тому еще предстояло ехать. извилистую, как след дождевого червяка или как тропа недоверчивого шпиона в районе границы. О, сколько шпионов проползло, должно быть, здесь, прижимаясь животами к траве, чтобы утрамбовать стежку до такой превосходной степени! Первому, конечно, было мягче...
Но тут зазвенело. Из–за деревьев показался переезд. За полосатой рукой шлагбаума стоял одинокий заляпанный грязью по самые стекла «УАЗик». Дядька, очкарик в клетчатой кепке и рубашке с закатанными рукавами, разминался на обочине. От долгого сидения за рулем у него затекла спина, и теперь он, взявшись руками за бока, наклонялся вправо и влево, тоскливо поглядывая в сторону проходящего поезда.
Волька пролетел мимо дядьки с шиком и грохотом. Вначале он хотел помахать или крикнуть что–нибудь, но сразу передумал. Высунуть язык и скорчить рожу, не рискуя собственным достоинством, любой дурак может.
Вот в каком чудесном расположении духа находился Волька, когда за его спиной кто–то отчетливо произнес:
– Очень даже свинья. Какая – нибудь мартовская.
Волька опешил. Во–первых, он был не совсем одет. Во–вторых, он действительно, как–то незаметно для себя, забрался на стол с ногами, что, конечно, было свинством.

Оглянувшись, Волька лишь секунду пребывал в замешательстве. В следующее мгновение, сделав сложный кульбит, он нырнул на свою полку и укутался в простыню.
В узком проходе, загораживая собой все пространство, стояла женщина. Несмотря на большие габариты, она не казалась тучной или грузной. Может быть, потому, что выражение ее лица представляло из себя череду беспрестанно сменяющих друг друга улыбок. И даже когда она хмурилась, загнутые кверху уголки рта не позволяли ее лицу стать сердитым. Может быть, поэтому?
Тем временем Волька торопливо одевался под простыней. Женщина вошла в купе и оказалось, что за ее спиной стоит еще кто–то.
– Ты не права, Инна. Никаких свиней не бывает. Бывают...– говорила женщина, устраиваясь за столиком, –... бывают овцы. Нет – козы. Собаки бывают, петухи.
Инна стояла в дверном проеме, невысокая, в голубом платье, и просвечивалась насквозь солнцем, словно кленовый лист из гербария на матовом стекле. Большой рот и остренький носик придавали ее лицу забавное выражение. Наверное, такое бывает у какой–нибудь шустрой мышки, которая вдруг обнаружила, что сыр в мышеловку положили, а пружину взвести забыли.
«Вот он, ребенок», – догадался Волька, с высоты своего положения разглядывая незнакомую девчонку.
– А меня зовут Анастасия Ивановна, – представилась женщина, дождавшись, когда Волька наконец перестанет сучить ногами и руками, застегивая под простыней пуговицы.
– А меня – Волька, – шмыгнул носом Волька. – Шаляпин.
Инна почему–то хмыкнула.
Волька тяжело вздохнул и полез со второй полки вниз.
– И не спорь...– вернулась Анастасия Ивановна к прерванному разговору с Инной. Было заметно, что препирательство с Инной доставляло Анастасии Ивановне удовольствие. Во всяком случае припиралась она азартно.
– Ну, если вы так настаиваете... – Инна плюхнулась на сиденье. – А вот он – кто? В таком случае? А? – указывая на Вольку, спросила Инна. – Ага–а! Не знаете! А я вот уверенна, что он – крыса! Вон какие у него уши! Правда, мальчик, ты ведь крыса?
– Я? – очень удивился Волька. Странная была манера шутить у его новых попутчиков.
– Уши, уши! – возмутилась Анастасия Ивановна. – Подумаешь, уши! Уши у него, между прочим, вполне заурядные. И кстати, именно его уши говорят о его крысиной сущности. Как у моего Василия.
– Ой–ой–ой. Можно подумать, – схватилась за голову Инна. – А то я не знаю Василия Семеновича. Во–первых, он, – Инна опять указала на Вольку, он столько не пьет, как Василий Семенович. Мальчик, ты водку пьешь?
– Нет... – нахмурился Волька, – не пью, девочка.
Но Инна не заметила ехидного Волькиного тона. Или не захотела заметить.
– Будешь, – сказала Инна. – Если ты крыса – будешь. Если ты, как Василий Семенович, – много будешь.
– Прошу не полоскать нетрезвое имя моего бывшего мужа! Оно и так...– Анастасия Ивановна мотнула головой, словно отгоняя нехорошие мысли, и постучала себя по лбу пальцами. – Просто ужасно болит голова. Ужасно просто. Наверно, сегодня магнитные бури.

Всю неделю перед отъездом Вольки в далекий Крым, когда уже были куплены билеты и стало ясно, что Волька поедете обязательно, бабуля объясняла внуку, какие бывают нехорошие люди на свете. И особенно в поездах. Как они выглядят, эти нехорошие люди, какие разговоры ведут и как грабят и режут довечивых маленьких детей, путешествующих без сопровождения взрослых. И хотя Волька понимал беспокойство бабули за судьбу внука, но большинство ценных советов и рекомендаций пропустил тогда мимо ушей. Теперь же, наблюдая странное поведение попутчиц, Волька задним числом пришел к выводу, что в словах бабули была ценная информация. Уже одно то, что его постоянно сравнивали с животными, раздражало Вольку и неприятно коробило. Такую чепуху или наподобие обычно городил в состоянии крайнего подпития живущий по соседству с Волькой дядя Прохор. По и то у дяди Прохора получалось складнее и интересней. Поразмыслив таким образом, Волька решил не расслабляться. Мало ли что можно ждать от этих психов.
– Сегодня пятое, – между тем заметила Инна, – а не седьмое. Значит, не магнитные бури.
– Да? – Анастасия Ивановна как–то подозрительно посмотрела на Вольку. Волька поежился.
– Он мог бы позвонить в конце концов, – невпопад заметила Инна и скорбно поглядела на Вольку.
«Вишу я над пропастью и ни о чем не жалею. А веревка сейчас треснет пополам», – вспомнил Волька строчку из прочитанных когда–то записок уцелевшего путешественника. И облизнул пересохшие губы.
– И туфли жмут...– пошевелила ногами Анастасия Ивановна.– И вообще... Какой скудный выбор в ресторане. Нет чтобы устриц с белым вином предложить.
– Вот еще! – поморщилась Инна– – Устрицы! Ты ее ножом, а она пищит жалобно. Бр–р!
При слове «нож» Волька снова насторожился. Самое правильное было бы встать и под благовидным предлогом покинуть купе. Навсегда.
– Инна, закрой дверь. Сквозит невыносимо, – попросила Анастасия Ивановна, словно читала Волькины мысли.
Инна встала и закрыла.
«Они, наверное, меня за беззащитного принимают. За доверчивого идиота. За человека, над которым можно издеваться. За хлюпика. Уши мои не нравятся. Мало ли что мне у вас тоже не нравится! Зачем же сразу за нож хвататься?!» – разозлился Волька и после некоторой паузы сипло произнес:
– Я этот... каратист!
Но вопреки ожиданиям попутчицы не отреагировали на Волькино заявление должным образом. Как будто пропустили его мимо ушей. Анастасия Ивановна скользнула по Вольке взглядом и заметила:
– Нет, все–таки сегодня, наверное, бури.
– Он мог бы проводить, – вздохнула печально Инна.
«Они не врубились», – догадался Волька и уже громче повторил:
– Каратист. Опасный.
Анастасия Ивановна повернулась всем своим улыбчивым лицом к Вольке и зачем–то поправила прическу.
– Что? – переспросила она.
– Мальчик – каратист, – ответила за Вольку Инна.
– Да! – почувствовав в голосе Инны издевательские нотки, треснул кулаком по столу Волька. – Мы вообще кирпичи ломаем!
Стаканы подпрыгнули, расплескивая чай. Анастасия Ивановна отшатнулась.
– Пяткой в ухо – и копыта кверху! – добавил Волька и вновь треснул кулаком по столу. Надо было, конечно, врезать ногой,– это гораздо сильнее впечатляет, – но он не сообразил вовремя.
– Вы лошадей бьете? – задала дурацкий вопрос Анастасия Ивановна. По ее лицу нельзя было понять, или она действительно испугалась или подначивает Вольку.
– Копыта кверху – это значит «отдать концы», «сыграть в ящик», «дать дуба», – перевела Инна как специалист по бандитскому жаргону. И тоже нельзя было понять, серьезно она принимает Волькино заявление или ехидничает.
– Издеваетесь?! – шмыгнул носом Волька.– Ну–ну! Доиздеваетесь, только поздно будет!
В купе стало тихо. Лишь колеса гремели на рельсовых стыках. Полоскалась на ветру занавеска. В распахнутое окно влетал теплый ветер, отчего на Волькиной макушке шевелились выгоревшие волосы.
Анастасия Ивановна и Инна с любопытством разглядывали Вольку. И опять же трудно было понять, с любопытством или с издевкой.
– Молчите? – спросил Волька. – Ну–ну! Домолчитесь, только поздно будет.
Тут Волька задумался, что бы еще такое сказать значительное, но так как в голову ничего не приходило, он еще раз на всякий случай треснул кулаком по столу.
– Что здесь происходит? – повернувшись к Инне, спросила Анастасия Ивановна.– Это...Это что такое?! – возмутилась Анастасия Ивановна, указывая на Вольку.
Инна забралась с ногами на сиденье и не ответила. Анастасия Ивановна растерянно огляделась. Как опоздавший в театре, и слабым голосом позвала:
– Проводник...
– Это мне проводника звать надо, – Волька подул на покрасневшую от ударов руку. – Какая я вам крыса? Подумаешь... Уши! У вас тоже, может, уши оттопыренные, так что, их тоже – ножом! Да?! Может, вы психи какие!
Тут наконец до Инны дошло, в чем дело. Она повалилась на сиденье и стала хохотать. Ее просто корчило от смеха. Она просто умирала.
– я вам, тетя, говорила. что вы... что вы с вашими гороскопами... с вашими методами определения дня рождения по ушам...тетя! – хохотала Инна и никак не могла остановиться.

У Вольки в голове тоже слегка прояснилось. Конечно, как это он сразу не догадался! Все эти свиньи, все эти крысы – это же все из гороскопов! Вот это дело! Как же теперь быть? Как же он, Волька, сразу не догадался? А теперь эти точно подумают, что он какой–нибудь отсталый. Какой–нибудь несовременный. А ведь и нужно–то было всего ничего – поддержать разговор. Порассуждать о животных и их повадках. Тьфу!
– Да–а! – протянула тетя. – Уму непостижимо, что где–то не придают значения гороскопам. Да–а! Город есть город, провинция есть провинция. И никогда им не встретиться... А может быть, это и к лучшему. – Говоря это, Анастасия Ивановна достала маникюрный набор и принялась за ногти.
Тем временем Инна перестала хохотать и тщетно пыталась придать лицу былое скорбное выражение.
«Ну, это ладно, – подумал Волька. – Это выяснилось. Это гороскопы. Но что пищит, когда они его едят?»
– А вы действительно каратист? – между тем спросила Инна.
– А–а это... – покосился Волька на свою ушибленную руку. – Это да. Каратист. Правда, еще не такой, как Янчик Пузаковский.
– Пузаковский? – заинтересовалась Инна.
– Мой друг. Он, правда, заикается, но это все равно не помешало ему. Потому что он творчески подходит. Я даже думаю, что он китайцев обогнал.
– Это как же?
– Как? Ну, вот как китайцы ломают кирпич?
– Ну, рукой...Об голову еще. Я по видакам видела, фильм с этим... Брюсом Ли.
– Вот именно, – обрадовался Волька, – об голову. А Янчик – головой! Когда я уезжал... За день до того, как я, значит, уехал, он приходит. Я ему: «Ты чего, приперся?» А он, молча так, устанавливает кирпич на палисаднике, на этой... поперечине. Разбегается пр–р–рофессионально... Делает так, – Волька хищно набычился, словно собирался боднуть Анастасию Ивановну в живот, – и ка–ак врежется головой в кирпич!
Анастасия Ивановна перестала царапать ногти своими пилочками и подняла на Вольку заинтересованный взгляд. Инна перестала скорбеть и удивленно прикрыла ладошкой рот.
– Ш–штакетник – хрясь! Кирпич – тресь! Янчик по законам инерции пролетает вперед, в шиповник. И как заорет там! В колючках!
Волька окинул взглядом притихших попутчиц. Те сидели с открытыми ртами.
– Убился? – предположила Анастасия Ивановна.
– Куда там. Это вы Янчика не знаете. Хуже. Все сбежались! Даже с соседней улицы прибежали. Представляете? Никто не понимает, в чем дело! Штакетник валяется поломанный, Янчик в кустах торчит ногами вверх! Только им разве объяснишь, что это каратэ. Что поперечина, ну, доска эта старая, наверное, была, может, ей в обед сто лет и она вся сгнила, а тут Янчик по ней головой... А когда Янчика достали из колючек и он увидел весь размах разрушений, так он даже заикаться перестал. Вылечился. Вот. А потом, как назло, за ним папа прибежал. Тут Янчик, как его увидел, сразу опять заикой сделался. Представляете? Обидно, да? – И Волька скорбно потупился.
За окном вдали, у зеленой каймы горизонта, медленно поворачиваясь, плыла церковь с полуразрушенными куполами... Словно игрушка, которую рассматривают на ладони.
– Представляю... – нарушила тишину Инна, соболезнующе поводя курносым своим носом.
– Ничего вы, Инна, не представляете, – горько заметил на это Волька. И действительно, разве могла эта Инна, с таким бесчувственным выражением лица, представить, как тащили Янчика Пузаковского за ухо домой? А он шел, плакал и, как герой, повторял: «Од–дин п–приемчик! То–только од–дин!»
– Впрочем, – произнесла ехидно Инна, – мне действительно сложно представить, меня ведь не били кирпичами по голове. В детстве.
«Ой, ой, ой, – подумал на это Волька, – ее не били по голове! А может, зря не били! А то б не выпендривалась с таким тоном, голосом и видом». Впрочем, девчонки ни черта не врубались в каратэ. Проверенно! Поэтому Волька даже обиделся. А Анастасия Ивановна ностальгически вздохнула:
– В наше время кирпичи были как кирпичи. Просто их умели обжигать. Поэтому, наверное, каратистов было мало. Разве что на кладбище, – и перекрестилась, словно отмахиваясь от каратистов, как от назойливых мух. – Однако голова раскалывается... Погода, наверное, меняется.
«Ну, отмахнуться вам не удастся!» – решил Волька, которому нужно было для поддержания своего авторитета на чем–то отыграться за плохое знание гороскопов.
Нужен был убедительный довод, решительный поступок, который поднял бы значение каратэ в глазах попутчиц до уровня гороскопов. Волька чувствовал, что делает что–то не то, но остановиться уже не мог. И это не из–за глупости или вредности, а из принципа. Сейчас бабуля. Если бы она могла видеть происходящее, заметила бы: «От–от. Весь в деда Данилу. Тот тоже упрямый был, не приведи Господь».
Волька взял подстаканник и сунул его Анастасии Ивановне:
– Лупите!
– Как?! Этим?! – опешила тетка.
– Лупите, лупите, не бойтесь, я тренированный... – И Волька хладнокровно подставил затылок тетке под удар. Но та почему–то наносить удар не спешила. Скорее всего боялась. Если честно, то именно на это Волька и рассчитывал.
– Нет, я не могу, – тетка осторожно отодвинула подстаканник на край стола. – Я убить могу. Не туда еще тресну.
Волька незаметно вздохнул с облегчением и расслабился. Он все правильно рассчитал. Тетка оказалась именно такой , какой ей и положено было быть в ее возрасте, – сердобольной и ответственной. Теперь можно было чувствовать себя значительно и весомо. И плевать он, Волька, хотел на все гороскопы. Он – каратист. А значит, лицо само по себе значительное. И интересное для окружающих.
– Я еще немного потренируюсь... – важно объяснял Волька, постукивая пальцами по столешнице. – Тем более, что ила воли тоже должна соответствовать. Без силы воли удар получается вялым и несконцентрированным. Это точно. Да.
И в этот момент Волькиного торжества Инна взяла в руки подстаканник и предложила:
– Давайте я ударю, тетя.
Волька опешил от такого поворота событий, и торжествующее выражение победителя стало медленно сползать с его лица. Осталась только довольно кислая улыбка.
– А ты что, умеешь? – спросил Волька так, будто утопающий за соломинку ухватился. Он еще надеялся на чудо.
– Я постараюсь, – вполне серьезно пообещала Инна, взвешивая в руке железяку. – Ты, мальчик, не волнуйся. Знаешь, как я мух луплю газетой? Если не веришь, спроси у тети. Ни у кого реакции не хватает, а у меня запросто... Только тресь – и амба!
«Вот дура!– мысленно обозвал попутчицу Волька. – Хоть бы башкой своей идиотской подумала! Подстаканник тебе не газета. И я тебе насекомое, что–ли? Прибабахнутая какая–то».
– А это не опасно? – с сомнением в голосе поинтересовалась самая умная на свете тетка Анастасия Ивановна.
«Конечно, очень опасно, – подумал Волька и съежился. – Еще как опасно!»
А Инна сказала:
– Что вы, тетя, какая опасность. Вот если вас, допустим, или меня треснуть – тогда да. А для каратиста это пустяки, тетя. Разминка.
Вольке стало плохо: «Ни фига себе разминка! Об голову подстаканники ломать!» Судорожно вздохнув, Волька уже было открыл рот, чтобы опровергнуть мнение о безопасности, но не смог выговорить ни слова. Объяснять теперь, что он недотренированный, было бы смешно. После всего, что он говорил минутой раньше. Да, кажется, и поздно. И Волька, не понимая, зачем он это делает, положил свою голову на стол, как на плаху. Прижался щекой к теплому пластику и стал смотреть в окно, чтобы не думать.

Поезд как раз проносился сквозь небольшой поселок. Какая–то женщина развешивала на веревке белье. Конечно, ее не били по голове. Иначе бы не развешивала...

Мужик, похожий на цыгана, в сапогах и кепке, ковылял куда–то. Его тоже не били... Промелькнула красная водонапорная башня. Ее... Мама! Ощущение предстоящей боли заставило Вольку плотно зажмурить глаза и сжаться. Сердце, казалось, сейчас остановится. «Вот вишу я над пропастью, а веревка сейчас треснет пополам...» – скользнула мысль. Всё!
– Прекрати, Инна, – вдруг раздался голос умнейшей, добрейшей, гуманнейшей Анастасии Ивановны. – Я не могу тебе позволить портить казенный инвентарь!
Волька отдернул голову от стола. А Инна с сомнением поглядела на подстаканник и послушно поставила его на стол. Она еще сомневается! Только конченному дураку непонятно, что инвентарь при ударе обязательно погнется. От пережитого Волька на время разучился говорить. «Как это здорово, когда в нашей жизни встречаются ответственные, дисциплинированные люди!» – подумал Волька и поскорее вставил стакан с чаем в подстаканник.
Поезд между тем заметно сбавил ход. Маленький поселок оказался большой станцией. Утопающие в зелени деревьев крыши домов густо лепились друг к другу. Здесь жили, судя по всему, дружные люди. Как пчелы. Вынырнула откуда–то шоссейка и ну петлять рядом с поездом. По ней мчался желтый «москвич» и тщетно пытался обогнать пассажирский состав. А потом шоссейка ушла вниз, проскользнула под железнодорожным полотном и исчезла. Колеса вагона гулко прогрохотали по мосту...
– Куда–то приехали, – заметила Анастасия Ивановна и, снова коснувшись пальцами лба, недоуменно добавила: – Ужасно раскалывается голова. Просто ужасно.
– Станция Нежин, – надевая босоножки, проговорила Инна.
– Давайте выйдем, – предложил Волька.
Проводница, зевая, прохаживалась у запыленного вагона. Неподалеку, в тени разросшихся кустов акации, старушки в чистеньких белых платочках торговали клубникой. Приход поезда вызвал оживление в их рядах. Подхватив ведра, они азартно вклинились в гущу спускавшихся на перрон пассажиров.
– Почем это удовольствие? – поинтересовалась Анастасия Ивановна, доставая кошелек.
– Оця мыска – полтора карбовонця, – обрадовалась бабуля, суетливо вытирая руки о передник.
– Нэ бэрыть у нэйы, – неожиданно вмешалась соседка, заговорщицки подмигивая Вольке. – Для таких гарных та справных нэ пожалкую – виддам за карбованэць.
– Манька, – рассердилась бабуля, – лэдаща! Годыны не простояла, а хочэ продать. Ты мэни вэсь бизнэс ломаешь. Я, можэ, и сама думала за карбованэць, так хиба ж ты дашь людыни слово вставыты? – и уже обращаясь к Анастасии Ивановне: – Та нэ дывыться вы на нэйи. Таки очи завыдющи!
Бабуля, продолжая выговаривать товарке, пересыпала Анастасии Ивановне ягоды из миски в кулек. После этого Волька, Инна и тетка стали чинно прогуливаться по перрону. Земля парила, как обычно бывает перед дождем. Асфальт размяк и пружинил под ногами, словно резиновый. В небольшом пыльном скверикерядом с вокзалом купались в пыли куры. И оглушительно звенела трава или что–то в траве, перекрывая лязг буферов маневрового тепловозика. Звенела как самая тонкая струна в невидимом оркестре...
Волька насторожился, принюхиваясь... Нет, показалось. Показалось, что к запаху растаявшего на жарком солнце креозота и раскаленной пыли примешался тонкий земляничный запах. Показалось...
В вагоне было не намного прохладнее. Правда, здесь не жгло солнце. Но липкая духота казалась осязаемой. На потолке гудели беспомощные вентиляторы. Поезд вырвался за поселок и теперь мчался во весь опор.

«Да... – думал Волька, подставляя лицо под прохладный ветерок, влетающий в окно. – Конечно, почему бы и не спросить, если она ничего такого не подумает? Только ведь обязательно подумает. Девчонки все такие. Ты им про Фому, а они тебе про Ерему. И вообще, что в этом такого особенного? Если вначале вилкой старательно придавить, а потом как–нибудь накрутить...» Волька вздохнул и почему–то покраснел, несмотря на то что в этом не было ничего особенного.
– Скоро Киев, – заметила Анастасия Ивановн, – Помню... В каком же это году? В пятьдесят девятом? Нет, пожалуй, в шестидесятом...
«В шестидесятом... Когда это было? Телевизоры уже изобрели?» – подумал без трепета перед историей Волька.
В этот момент дверь купе приоткрылась. В образовавшуюся щель просунулась чья–то щекастая физиономия. На физиономию жалко было смотреть, такая она была вся потная и несчастная. Её обладатель, отдуваясь и отфыркиваясь, с тоскливой безнадежностью во взоре оглядел купе.
– И тут занято. А проводница сказала, не занято. А тут занято. Извините, – проговорил он и исчез за захлопнувшейся дверью.
– Как люди живут в Каракумах? – произнесла Инна.
Волька представил как, и поежился.
В Киев поезд прибыл в полдень. Анастасия Ивановна приказала Вольке и Инне сидеть во время стоянки в купе. Особенно это касалось Инны, так как тетя очень хорошо знала свою племянницу. В ответ Инна лишь многозначительно хмыкнула, что в переводе означало; я вас тоже хорошо знаю как родственника и как личность, но я ведь не требую от вас невозможного. Анастасия Ивановна не обратила внимания на подтекст хмыканья, схватила авоську и умчалась на вокзал.
Неожиданно включилось радио и ласково запело;

- Мой белый город, ты цветок из камня,
По улицам твоим и площадям...

А белый город и вокзал плавились под солнцем. Как пломбир или снег. И очень хотелось оказаться где–нибудь среди белого безмолвия, в Арктике, например. Чтобы сунуть там голову в сугроб и сидеть так, блаженствуя, долго–долго, пока не откопают тебя спасатели.
За вагонным окном между тем кипела жизнь. Все спотыкались и бежали. Особенно суетились те, что были с чемоданами и сумками. Своей массой и энергией эти навьюченные пассажиры представляли опасность для ненавьюченных. Они просто таранили толпу, беспорядочно перемещаясь вдоль перрона. Им было особенно жарко. Их было жалко.
Некие личности в больших круглых кепках толпились вокруг пахучей шашлычной жаровни, словно грибной выводок вокруг пня. Они напоминали стайку опят на тонких длинных ножках, гордых своей кучностью… Удивительно, что в такой жаркий полдень, кто–то еще покупал горячее жаренное мясо…
– Какая прелесть, – вдруг сказала Инна.
– Какая прелесть – вставная челюсть, – в рифму парировал Волька, хотя раньше никогда за собой не замечал особого пристрастия к стихосложению. Наверное, это было чье–то отрицательное влияние.
Посреди столпотворения стояли двое и смотрели друг на друга. Им не было дела ни до шашлыков, ни до толкающихся граждан с чемоданами. Он ей что–то объяснял, но было видно, что она не слушает его или не слышит. Она сосредоточенно откручивала у него на рубашке пуговицу, которая почему–то не откручивалась, сопротивлялась. Конечно, это были влюбленные. Причем из тех, которые не прячутся. Таких Волька давно не видел...
– А меня бросили, – неожиданно произнесла Инна и отвернулась от окна, – он даже на вокзал не пришел проводить.

- На маленьком плоту
Сквозь бури, дождь и грозы,
Взяв только сны и грезы... –
пело радио.

«Скверно, конечно, когда тебя отец бросает», – подумал Волька. Ему стало жалко Инну и почему–то ее отца тоже. Вот из–за чего у нее было скорбное выражение лица.

- И детскую мечту…
Я тихо уплыву,
Лишь в дом проникнет полночь...–
пело радио.

«А я, дурак, со своими мелкими вопросами…– заерзал Волька. – Вот глупо получилось бы. Тут человека отец бросил, а я; «Инна, вы не знаете, как их на вилку нанизывают? И чем держат, когда они сползают со стола?» Бред какой–то! Бр–р…»
– А наша тетка не заблудится? – спросил Волька, чтобы хоть как–то отвлечь Инну от печальных мыслей и перевести разговор на другую, более спокойную тему.
– Это невозможно, – Инна серьезно поглядела на Вольку. Ее взгляд говорил; «Я понимаю, что ты переводишь разговор, чтобы… Но ведь это все равно не помогает».
Уже объявили отправление поезда, когда вернулась запыхавшаяся Анастасия Ивановна с полной авоськой лимонада. Поезд тихонько, словно пятясь на цыпочках из этого адского столпотворения, тронулся и поехал, распутывая на ходу хитросплетение железнодорожных путей. Влюбленные все еще смотрелись друг в друга. Она по прежнему откручивала пуговицу. Интересно, сколько их там еще осталось, неоторванных ниток? И на чем это все в мире держится? Неужели на нитках?
Едва поезд, петляя и изгибаясь, выбрался за город, в вагоне потемнело. Огромная, синюшнего цвета туча закрыла полнеба. И там, где эта туча смыкалась с землей и где было черным–черно, казалось, что шевелится какое–то огромное животное. Волька поежился и решил больше туда не смотреть. Вдруг, заглушая стук вагонных колес, ударил гром. Налетевший шквал взъерошил деревьям гордые чубы. И оторвал бы их, точно оторвал бы, 6если бы не стих внезапно.
– Ну, сейчас…– сказала Анастасия Ивановна.
Действительно, притихший было ветер с новой силой навалился на деревья, сгибая и теребя их ветви, выворачивая серебристую изнанку листвы. Метрах в десяти над землей, размахивая страницами, как крыльями, пролетела газета. От того, что она летела так высоко, и от того, что на синюшном фоне неба она казалась ослепительно белой, какой–то призрачной, Вольке стало не по себе. Он подумал, подумал – и пересел к Инне и Анастасии Ивановне. Несколько тяжелых капель упало на стекло и, оставляя за собой кривые чистые дорожки, соскользнуло вбок. И тут прорвало. Стена дождя обрушилась на землю. Удар был настолько плотным, что над травой поднялось небольшое облачко пыли. Правда, оно тут же растаяло, прибитое дождем.
Впереди тревожно прогудел электровоз. В купе посвежело. Вместе с брызгами в открытое окно хлынули запахи мокрой травы. То ли клевера, то ли кашки…
– Я включу свет? – спросил Волька.
Дождь закончился так же внезапно, как и начался. Тучи, обессилено урча, уползли на край неба. И опять засветило солнце.

Хорошо лежать на второй полке в вагоне скорого поезда, высунув локоть и немного лицо в открытое окно. Как сейчас Волька и Инна. Волька на одной полке, Инна на другой. Анастасия Ивановна, измученная жарой и Киевом, прикрыв лицо газетой, похрапывала на нижней полке, но днем это звучало не так ужасно.
Хорошо лежать, положив под бок подушку, на второй полке вагона скорого поезда и смотреть на ускользающий за горизонт пейзаж. И лениво размышлять о чем–нибудь важном, не сиюминутном. Как, например, сейчас Волька. «Для чего нужен дирижер? – думал Волька. – И зачем он машет? Можно ведь поставить какой–нибудь большой метроном… Для ритма. А ноты же у всех музыкантов есть. Достаточно им только играть без ошибок…»
– Он даже не пришел, – прервала вдруг Волькины размышления Инна
Волька, не зная, как еще убедительнее выразить сочувствие покинутому ребенку, пошевелился и скорбно свел над переносицей брови.
– Может, его задержали на работе? – после некоторой паузы предположил он.
– Глупости. Какая еще работа. – Инна тяжело вздохнула. – Кто его допустит?
– Как это? – обиделся за Инниного отца Волька.
– Даже телеграммы принимают разносить только с шестнадцати лет, – скучно объяснила Инна.– Или с восемнадцати?
– Как это? – поразился Волька. – Он что, безработный? – Волька чуть не ляпнул «несовершеннолетний», но тут же прикусил язык. Несовершеннолетний отец – это вообще ни в какие ворота!
– Ну, ты все равно как моя мама… Причем тут... если мы влюблены со второго класса? И он, представляешь, не пришел на вокзал меня проводить. Представляешь? – объясняла Инна ситуацию Вольке, как объясняют маленьким, совсем маленьким детям. – Я, представляешь, специально пригласила Маринку, потому что она не верила… Она вообще в любовь не верит. А Зализина пришла. С биноклем. С таким вот… с военным. У папы выпросила. Едва. Мы с Зализиной на одной парте сидим. Она сцены расставания обожает. Представляешь? Анутдинова, и та пришла. Она вообще никуда не ходит, даже в зоопарк, вся по уши в своей математике. А он взял и не пришел. Представляешь? Они, как дуры, замаскировались с биноклем в телефонной будке. Там уже очередь к телефону озверела, а его все нет. Представляешь? Что теперь они обо мне подумают?
– Да–а–а–а… – опять протянул Волька, тщетно пытаясь сосредоточиться, чтобы поддержать разговор. Но мысли шныряли внутри головы во всех направлениях и никак не хотели выстраиваться в правильный логический ряд. Одно хорошо – не нужно было больше морщиться, выражая соболезнование.
– Хорошо что не пришел, – сказал наконец Волька первое, что пришло ему на ум, – а то позориться…
– Да?! – страшно удивилась Инна.
Внизу яростно всхрапнула Анастасия Ивановна.
– Молчать! Цыть! – приказала Инна.
Тетка послушно затихла и перевернулась на бок.
Инна секунду подумала, вспоминая, какую это гадость ей сказал Волька, и, вспомнив, подняла печальные глаза;
– Да?!
Волька понял, что сказал что–то не то, но остановиться уже не мог.
– Да.
– Это значит – я уродливая?!
– Почему уродливая? – запутался Волька, – Тонкая…это…ну…
У Инны изменилось лицо.
– Ну и что, что тонкая, – поспешил успокоить ее Волька. – Знаешь, когда Янчик болел, он тоже был худой, а потом ничего, вылечился и сразу растолстел. Отъелся. Его теперь некоторые даже Жиртрестом дразнят.
– Значит, я больная? Спасибочки. Сам ты Жиртрест!
Волька понял, что окончательно запутался. Эти глупые вопросы об Инниной внешности загоняли его в тупик. Тем более он действительно не знал, больная Инна или нет. А поэтому так прямо и сказал;
– Не знаю. И потом это, может, тебе кажется, что он в тебя… А на самом деле ни фига. – Волька поморщился.
– Ты что! Он меня не любит?! – обиделась Инна. – Это же сразу по лицу заметно. Он так на меня смотрел, когда я отворачивалась! Да если хочешь знать, я его полгода вообще разглядеть не могла. Вот! Только я оглянусь, чтобы поглядеть на него, – он раз под парту, будто за тетрадями. Один затылок торчит и красное ухо. Я отвернулась – он опять сверлит меня глазами. Я снова оглянулась – он снова под парту. А ты – не любит…
Помолчали.
«Красное ухо на бледном профиле! Атас!» Волька спрыгнул с полки и вышел в коридор. «Нет, ты провожаешь, как последний дурак, а эта Анкудинова, которая в зоопарк не ходит, разглядывает тебя в бинокль… Как какое–нибудь шимпанзе! Атас!»
В коридоре было пустынно и просторно. Несколько окон было приоткрыто, поэтому вдоль коридора сквозил ветер.
«И это любовь?! Лучше умереть зарезанным..»

Лязгнула дверь тамбура. Из туалета, щурясь на солнце и покачиваясь, прошагал парень в спортивных брюках с широкими лампасами, щелкнул дверью купе… Волька выглянул в окно; там было то же, что и с другой стороны поезда, – поля до горизонта, аккуратные островки деревьев, проселочная дорога, вьющаяся у железнодорожного полотна. И Волька вернулся в купе.
По прежнему на нижней полке похрапывала Анастасия Ивановна. Дребезжали на столе чайные ложечки в пустых стаканах. Босые пятки Инны отбивали незатейливый ритм в такт ее пению, если это вообще можно было назвать пением;

Мой милый, мне очень грустно бы–ло...мы–мы...
И целый... мы–мы... я тебя ждала... мы–мы!

Инна явно больше не скорбела.
Волька сел, облокотившись на стол. Мычание над головой стихло. Сейчас был самый удобный момент, чтобы спросить… Но мешала Волькина стеснительность и мысль; а что подумает Инна? И Волька решил подождать другого подходящего момента. От такого решения у него на сердце прямо легче стало. Пусть пока все останется, как есть. И Волька полез на полку.
– Ага, Шаляпин, – обрадовалась Инна, едва Волька улегся, и посмотрела на него пристально. Как, наверное, на того, своего, с красными ушами. Она смотрела на Вольку, полуприкрыв ресницами глаза, как обнаглевший снайпер сквозь оптический прицел. «Мишень» не вытерпела и послушно покраснела, потупившись.

Дождавшись этого привычного эффекта, Инна прокашлялась и произнесла несколько осипшим от волнения голосом следующее;
– Слушайте, Владислав. Я вас простила за все. Понимаете? Вот именно. А взамен я хочу вас попросить… – Инна замялась и тоже смутилась.
У Вольки жутко зачесалась переносица. Никогда так не чесалась, а тут на тебе! «Дудки! – подумал Волька. – Буду я еще отдуваться за вашего влюбленного. Пусть сам целуется, раз такой лопух, что позволил себя втравить!» И Волька на всякий пожарный случай нашарил за спиной, на сетчатой полке, тюбик с зубной пастой. План действия родился мгновенно; в случае посягательства уронить нечаянно тюбик на спящую Анастасию Ивановну, чтобы та наконец проснулась. Сколько можно дрыхнуть?! А то эта Инна, наверное, думает, раз Волька в гороскопах не понимает, так уже совсем телек не смотрит? И как там целуются и какие при этом бывают выражения на лицах? Как бы не так!
Дальше события развивались хуже, чем в кино. Наклонившись к Вольке через проход, Инна прошептала бешенной скороговоркой;
– Владислав, пока тетя спит... Я только по видику видела, а живых ни разу. Честно! Пока тетя спит! А Зализина видела в каком то шоу! И хвастается, что у нее даже автограф чей–то! Я вам сразу поверила, не то что тетя! Как вы на голове все ломаете вдребезги, я все расскажу. Зализина удавится от зависти! Она такая! Да!
И, закончив страстный монолог, из которого Волька понял только то, что Зализина удавится, Инна выхватила из–под подушки подстаканник.
– Ага, – растерянно кивнул Волька, который в эту секунду понял, что целовать его точно не будут, и инстинктивно прикрыл голову руками. В одной из которых был зажат толстый, совсем новый тюбик с зубной пастой. Это движение и спасло Вольке жизнь. Удар подстаканником пришелся по тюбику. Тот лопнул. Белая мятная струя ударила в стену у изголовья и потекла вниз, к Анастасии Ивановне. Волька опрокинулся на спину. В глазах у него побелело. Отвратительно запахло мятой.

Инна, бледная как мельник, завизжала не своим голосом;
– Мама! Что это?! Мозги плывут!!!
От такого кошмарного заявления Волька чуть не потерял сознание. Неужели от удара лопнула голова?! Но щемит так, словно она действительно раскололась!
Наконец Вольке удалось продрать глаза; не только сам Волька, но и стенка, окно, а также Инна – всё было забрызгано зубной пастой. Это даже удивительно, как в таком маленьком тюбике уместилось столько белой размазни. В проходе стояла перепуганная Анастасия Ивановна, и у нее в волосах тоже была паста. Тетка хоть и проснулась, но, видно, еще не совсем. Наполовину. Она растерянно переводила глаза с Инны на Вольку и обратно, чему–то улыбалась и молчала. У Инны стучали зубы, словно у нее во рту лежали большие карманные часы. А Волька, единственный, кто понимал, что произошло и откуда взялась эта зубная паста, очень хотел все объяснить, но не мог выговорить ни слова. Заклинило.
– Те–тя, – щелкнула зубами Инна.
Глянув на Анастасию Ивановну, Волька принялся с опаской ощупывать свою голову. И с громадным облегчением выяснил, что голова все–таки выдержала и не раскололась. Только на лбу болела ссадина.
– Те–тя, это мозги или что? – зацокала зубами Инна.
– Я тебе сейчас как врежу по чайнику, одним идиотом меньше сразу станет! – обрел вдруг дар речи Волька. – Ты башкой соображаешь или чем? Предупреждать надо! У тебя тоже мозги полетят, если я без предупреждения врежу!
Волька стал полотенцем счищать с себя зубную пасту.
– Инна! – пришла в себя Анастасия Ивановна. И поглядела на свою родственницу так, словно видела впервые.
Инна, все еще находясь в состоянии глубокой ошарашенности, сняла пальцем с оконного стекла каплю зубной пасты и брезгливо попробовала на язык.
– Она откуда присутствует здесь? – спросила Инна и щелкнула хищно зубами.
– От верблюда, – отрезал пострадавший.
– Инна! – снова воскликнула Анастасия Ивановна, – Ты же посещаешь музыкальную школу! Бассейн! Английского языка… репетитора! Или не ты?!
Аргументы были, что и говорить, веские. Но их все равно недоставало, чтобы объяснить происшедшее.
– Аж квакнуло, – ласково посмотрел Волька на разорванный тюбик.
– Я фонарею, – определила свое состояние Инна.
– Инесса! Прекрати! Или я тебя спрашиваю? – впервые добрейшая Анастасия Ивановна вышла из себя до такой степени, что стала путать слова. – Я хочу понять истоки этой разнузданной агрессивности! – гневно рассуждала Анастасия Ивановна. – Это вандализма! О–о, я давно говорила твоему папе! Что я ему говорила? А то, что фамильярность рождает презрение! Нигилизм! И всепрощенческое отношение к жизни рождает безответственность! Вот они истоки. Или не они?
Конечно, откуда могла знать Инна все истоки своего безалаберного поведения и что порождает что… Поэтому она сидела молча на своей второй полке, свесив ноги, и напоминала ворону, у которой стащили сыр. Такой обескураженный был у Инны вид. Вольке вдруг стало нестерпимо жалко ее. И он решил с ней обязательно поговорить и как–нибудь утешить, когда закончится весь этот переполох.

Хлопоты по уборке купе и оказание первой медицинской помощи Вольке заняли достаточно много времени. И как–то скрасили однообразие путешествия. Незаметно наступил вечер. В вагоне зажегся свет. Пролетавшие за окном станции и поселки провожали поезд разноцветными огнями. Волька представил, что они мчатся в коридоре из трассирующих пуль. Иногда он хладнокровно регистрировал очередное прямое попадание. Но вскоре Вольке надоело быть стрелянным бухгалтером.
А потом надоело быть истребителем МиГ–31, летящим сквозь всполохи зенитных разрывов. Надоело есть приторное теплое варенье, которым его усиленно пичкала Анастасия Ивановна, пытаясь, видимо, хотя бы этим компенсировать Вольке ссадину на лбу. Лежать в конце концов тоже надоело. Инна ушла в себя и, как ребенок, дулась, лежа на своей полке. Хотя уходить в себя должен был Волька, как лицо пострадавшее. Просто на глазах таяло всякое удовольствие от путешествия. А потом сумерки за окном сгустились настолько, что, сколько ни смотри в окно, из темноты на тебя будет глядеть только твое глупое отражение с выпеченными от напряжения глазами. Теплый пахучий воздух, залетая в приоткрытое окно, лишь чуть разбавлял вагонную духоту. Где–то косили клевер, белый клевер… Волька закрыл глаза…
– Я ваш отец, – сказал Янчик Пузаковский, важно сплевывая через нижнюю губу. – Крепитесь, ботаники.
– А почему не пришел провожать? – поинтересовалась девочка Инна, скорбно поводя чувствительным, как у мышки, носиком.
– Я заикаюсь, – потупился Янчик.
– Он не шимпанзе в зоопарке, – вступился за друга Волька, но Янчик, наверное, собрался целоваться, потому как достал из–за спины огромного размера зубную щетку.
– Пожалей нервы, – попросила Инна Янчика. – А то я тебя сейчас так расцелую! Свои не узнают!
А собака Шарик не выдержала и зарычала–заплакала...

И Волька проснулся. Кто–то теребил его за локоть. Это была Инна.
Поезд стоял. За окном было светло от фонарей, слышались громкие голоса, стук молотков по вагону. И не было никакой рычащей собаки. Это неистово храпела Анастасия Ивановна.
– Стоянка полчаса. Пойдем выйдем, – прошептала Инна, – а то я сама боюсь.
Как мог Волька отказаться после такого вежливого приглашения?
– Только не разбуди тетю, – прошептала Инна, – я тебя умоляю.
«Как же, – подумал Волька, – разбудишь ее из револьвера!»

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

карандаш